Общественно-политический журнал

 

 

Системный кризис вызвал сходняк на лубянской "малине"

Речь держал...президент в законе

14 февраля Владимир Путин выступил на коллегии ФСБ России. Верный сын госбезопасности, он сам приехал в отчий дом, чтобы сказать стражам режима, как важна их работа, как ценит ее власть, и как замечательно будет возвращаться наша страна в славное советское прошлое. Последнее не было сказано открытым текстом, но легко угадывалось по стилистике выступления, поставленным задачам и затасканным советским формулировкам.

Как некогда НКВД выискивало политически нелояльных и обвиняло их в терроризме и диверсиях, так и сегодня подполковник Путин науськивает чекистов на политическую оппозицию: «Прямая связь экстремистских и террористических группировок очевидна. Поэтому при нейтрализации разного рода экстремистских структур нужно действовать максимально решительно, блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности современных информационных технологий, ресурсы интернета, социальных сетей».

Экстремисты в путинской терминологии это те, кто в интернете оставляет нелицеприятные отзывы о нынешней российской власти; радикалы – это те, кто выходит на антиправительственные митинги. Это не беда, что их десятки и сотни тысяч – в славные 30-е выкашивали миллионами.

Что может сказать чекист чекисту? Что обычно. Что всегда говорили во времена советской власти. Страна в кольце врагов, внутри страны «пятая колонна», враг не дремлет, и хищные щупальца империализма норовят удушить наше славное отечество, вербуя западных наймитов на западные деньги. Вот она, оскомину набившая риторика, вытащенная Путиным на коллегию ФСБ и лишь слегка подправленная в сравнении с образцами 1937 года: «Ни у кого нет монополии, на право говорить от имени всего российского общества, тем более у структур управляемых и финансируемых из-за рубежа, а значит – неизбежно обслуживающих чужие интересы. Сегодня установлен порядок деятельности НКО в России, в том числе это касается и финансирования из-за границы. Эти законы должны быть, безусловно, исполнены».

Кто-нибудь еще сомневается, почему человек, называющий себя президентом России, говорит об общественных организациях на встрече высших руководителей госбезопасности? И что стоит за его словами «ни у кого нет права сеять ненависть, раскачивать общество и страну и тем самым ставить под угрозу жизни, благополучие, спокойствие миллионов наших граждан»? Старая песня – боевой отряд партии должен оградить общество от происков зарубежных вредителей. Чтобы больше никто ни в чем не сомневался, Путин прямо заявляет: «Любое прямое или косвенное вмешательство в наши внутренние дела, любые формы давления на Россию, на наших союзников и партнёров недопустимо».

Таким образом, перед сегодняшней госбезопасностью поставлена ясная цель: обуздать оппозицию и защитить власть от любого давления, даже косвенного. Арсенал средств традиционный – перекупить алчных, запугать боязливых, изолировать упрямых.

О международных обязательствах России, например, в рамках Совета Европы и Европейской конвенции о правах и свободах Путин предлагает забыть. Как, вероятно, и о суде в Страсбурге – ведь это давление на Россию, а оно недопустимо ни в каких формах! По крайней мере, чекистам он развязывает руки, благословляя их на крестовый поход против политической оппозиции и общественной активности.

О реакции генералитета ФСБ на выступление Путина судить трудно. Не похоже, что они были в восторге. Аплодисментами речь не прерывали. Да и с чего бы радоваться рыцарям рэкета и коррупции? На борьбе с оппозицией не построишь палат каменных. Разве так, для звездочки.

Впрочем, Путин и сам не забыл о хлебе насущном. Он мягко напомнил залу, что «с 1 января этого года денежное довольствие личного состава выросло примерно на 40 процентов». Неплохая прибавка к основному доходу! К тому же, по словам Путина, в прошлом году «более 11 тысяч очередников получили ключи от новых квартир». То есть, 11 тысяч чекистов купили себе квартиры не на свои заработанные, а на общенародные, выделенные из госбюджета. Чем не стимул для верной службы?

Александр Подрабинек