Общественно-политический журнал

 

 

Спецоперация против Андрея Пионтковского

В последние несколько дней обнаружились признаки новой кампании против А.Пионтковского.

Предыдущая была развернута в конце прошлого года. Новая кампания отличается от предыдущей и по масштабам и по вовлекаемым в нее средствам:

Д.Орешкин. Жертвы черно-белого мышления – от Квачкова до Путина. Пенсионарии. Уходящая натура.

Переписка: Пионтковский и Немцов выясняют, у кого можно и нельзя брать деньги на протест

Архирепост! Спецслужбам «заказали» Пионтковского?

В. Отставных. Существует ли «заказ» на физическое устранение Андрея Пионтковского?

Кроме того, произошли и некоторые другие события.

Поскольку к обнародованию части переписки между некоторыми членами либеральной фракции было специально привлечено внимание членов КС, сопровождавшееся затем предсказуемыми комментариями со стороны некоторых из них, сегодня членам КС мною было направлено письмо, которое воспроизодится ниже полностью.

13 февраля 2013 г.
Уважаемые коллеги!

В связи с публикацией рядом сливных бачков части переписки между членами либеральной фракции КС и появившимися комментариями некоторых членов КС по поводу этой переписки считаю необходимым обратить внимание на следующее:

1. До этого случая публикаций сливными бачками внутренней переписки членов КС не было.
2. Публикация переписки имеет ярко выраженный селективный характер – некоторые письма, написанные по времени до опубликованных, между опубликованными, после опубликованных, обнародованы не были. Из этого следует, что публикатор переписки (или тот, кто передал публикатору переписки опубликованные сливными бачками письма) совершил предварительный селективный подбор опубликованных затем писем.
3. Цель такого селективного подбора текстов может быть определена по ожидаемой (предсказуемой) реакции на чтение селективно подобранной информации как широкой публики, так и некоторых членов КС.
4. В опубликованных селективно подобранных письмах неоднократно упоминается мое имя.
5. В связи с этим полагаю возможным познакомить членов КС с частью одного из моих писем из указанной переписки, которое не было выбрано публикатором (или тем, кто передавал публикатору переписки опубликованные сливными бачками письма) для его обнародования:

4 января 2013 г.
<...>

4. Что касается предложения Б.Немцова по второму пункту рекомендаций – относительно двух публикаций А.Пионтковского 19 и 21 декабря, то постепенно становящаяся доступной дополнительная информация, включая и новые комментарии самого Б.Немцова, делают выдвинутые им обвинения в адрес Г.Каспарова и А.Пионтковского еще более нелепыми, чем это было даже поначалу.

1. В обеих публикациях не упоминаются имя и фамилия Б.Немцова.

2. В обеих публикациях нет никакого намека, позволявшего бы идентифицировать Б.Немцова как потенциального участника этой встречи.

3. Информация о встрече в Мюнхене А.Пионтковским была получена не от Б.Немцова.

4. Создаваемое Б.Немцовым в своих письмах впечатление, будто бы Г.Каспаров и А.Пионтковский якобы были заранее проинформированы Б.Немцовым о планировавшемся им участии в т.н. Мюнхенской встрече по финансированию оппозиции, является ложным. До публикации А.Пионтковского 19 декабря Б.Немцов не сообщал ни Г.Каспарову, ни А.Пионтковскому, ни другим членам либеральной фракции об этой встрече по финансированию оппозиции, в которой он собирался бы участвовать. Поэтому никаких «доверительных бесед» (цитата из письма коллеги А.Пивоварова) на эту тему не было.

5. До 31 декабря Б.Немцов не обращался к членам либеральной фракции с просьбами о нераспространении информации о встрече по финансированию оппозиции, о проведении которой, как минимум, большинство из них (а, возможно, и все) не имели представления. Поэтому никакой «закрытой информации» (цитата из письма коллеги А.Пивоварова) не было.

6. В публикации 19 декабря А.Пионтковский сообщил о планировавшейся встрече то, что самим Б.Немцовым было названо в качестве информации, не соответствовавшей действительности: «...никакие вопросы про приемников и прочего никто со мной обсуждать не будет в силу дикости и бессмысленности такого обсуждения со мной».

7. В своем письме от 3 января Б.Немцов де-факто согласился с тем, что А.Пионтковский узнал о возможном участии Б.Немцова в указанной встрече только «при написании... второй публикации 21 декабря». Иными словами, Б.Немцов признал, что А.Пионтковский не знал об участии Б.Немцова во встрече до написания и публикации своей статьи 19 декабря.

8. В статье А.Пионтковского 21 декабря никакой речи о представителях оппозиции уже не было – только об олигархах и «деятелях действующего режима», к числу которых Б.Немцов, кажется, не относится.

9. В мюнхенский аэропорт ежедневно из России прилетают несколько тысяч человек, в том числе бизнесменов, не имеющих ничего общего с финансированием оппозиции, несколько десятков тысяч человек – из аэропортов других стран. Долететь до места планировавшейся встречи можно не только через Мюнхен, но и через Зальцбург, Инсбрук, Аугсбург, Штуттгарт, Вену, а также через несколько десятков бизнес-аэропортов Баварии, Баден-Вюртемберга, Австрии, Швейцарии. Туда же можно также доехать по железной дороге или на автомобиле.

10. Представления Б.Немцова о характере и способах работы спецслужб по слежке за представителями оппозиции и бизнеса и по собиранию компромата на них, предлагаемые в его письмах коллегам по фракции, являются как минимум несерьезными.

11. Организаторами Мюнхенской встречи Б.Немцов не планировался в качестве ее ключевого участника со стороны Координационного совета.

12. Встреча, которую якобы «сорвал А.Пионтковский», тем не менее произошла.

13. Обвинения, выдвинутые Б.Немцовым против Г.Каспарова и А.Пионтковского об «информировании Путина и его спецслужб» являются необоснованными и клеветническими, вызванными, очевидно, другими причинами и преследующими другие цели.

14. В то же самое время, когда появились клеветнические обвинения Б.Немцова против Г.Каспарова и А.Пионтковского, клеветнические обвинения «в тайной работе на Кремль и спецслужбы» были выдвинуты в публичном пространстве против А.Пионтковского и меня, в том числе лицами, близкими к Б.Немцову. Поэтому в чем не могу не согласиться с Б.Немцовым, так это в том, что такие действия являются «категорически неприемлемыми и возмутительными». Также согласен с коллегой А.Пивоваровым, считающим абсолютно недопустимым вынесение «на публичное обсуждение и постановку под угрозу репутаций коллег по фракции и по Координационному совету в целом». Правда, это относится не к Б.Немцову, имя которого не было публично названо ни в статьях 19 и 21 декабря, ни позже. Это относится к именам А.Пионтковского и автора этих строк, клеветнически обвиненных в том, к чему они непричастны. В свете вышесказанного предложение Б.Немцова по формулировке п.2 следует признать необоснованным и отклонить.

<...>

В письме Б.Немцова от 3 января создается ложное впечатление, будто кто-то якобы «рассказывает истории про то, кто, где и как ему оказывает финансовую поддержку», усиливаемое его же рекомендацией: «И вообще про финансирование кого бы то ни было из членов КС писать категорически нельзя».

Во-первых, упрек и призыв явно не по адресу, поскольку никто из членов либеральной фракции такими рассказами не занимается.
Во-вторых, был бы признателен Борису Ефимовичу за ответ на вопрос, где именно проходит граница предлагаемого им запрета? Почему только членов КС? А тех, кто был кандидатом в члены КС и не прошел в него? А тех, кто и не был кандидатом в члены КС? А тех, кто получил финансирование преступным путем? Например, тех, кто направляет на финансирование оппозиции средства, похищаемые из государственного бюджета? И т.д.

<...>

Поэтому еще раз обращаюсь к Борису Ефимовичу с предложением незамедлительно предпринять в публичном пространстве действия по:
1. Формализации выхода из либеральной фракции.
2. Дезавуированию клеветнических измышлений о т.н. «доносах» и «стукачестве» Г.Каспарова и А.Пионтковского
».

С уважением,

А.Н.Илларионов