Общественно-политический журнал

 

 

Чубайс и внезапная смерть Гайдара

Деятельность по созданию гайдаровского мифа и сопутствующего ему культа началась вскоре после смерти Е.Т.Гайдара. Поскольку раньше такими подробностями я не интересовалась, то прежде всего уточнила, когда именно это произошло. И отчего именно

Е.Т.Гайдар скоропостижно умер 16 декабря 2009 года.  Согласно Марии Гайдар, накануне ее отец чувствовал себя прекрасно, был бодр,полон планов и активно работал. Вечером 15 декабря он встречался с А.Чубайсом и Л.Гозманом, обсуждал с ними будущие совместные проекты и расстался с ними, по информации Чубайса, около 11 вечера.

По словам Марии,  смерть ее отца наступила между 2 и 6 часами утра и была такой мгновенной, что, видимо, он “не успел осознать, что происходит” Внезапная смерть человека – это, вне всякого сомнения, удар. Но даже не это повергло меня в шок и крайнее изумление. 

  Первый шок я испытала тогда, когда обратилась к блогу лучшего друга покойного, А.Чубайса. Оказалось что, первая запись, вполне техническая, была сделана в этом блоге 15-го декабря 2009 года, то есть меньше чем за сутки до смерти Гайдара. Конечно, всякое в жизни бывает. Но все же создать де-факто мощное новое СМИ (около 400 комментариев только в первые сутки) за несколько часов до смерти лучшего друга – это что-то...

   Необычной (нет, с моей точки зрения - необъяснимой!) является вторая запись. То есть, вторая запись по общему списку и первая содержательная. Она сделана - следите за датой и временем! - в 10.57 утра 16-го декабря 2009 года и озаглавлена так: “Сегодня ночью умер мой друг Егор Гайдар” Иным словами, она появилась всего лишь через несколько часов после того, как близкие Гайдара узнали о его смерти. Какое-то время у них наверняка ушло на докторов, на сообщения близким, друзьям, коллегам. А чубайсовский некролог оказался вывешенным, когда еще и 11 не было. То есть практически мгновенно! Получается, что первым душевным порывом Чубайса после скоропостижной смерти лучшего друга, с которым он только что расстался (и двенадцати часов не прошло) и с которым буквально только что строил планы на будущее, оказалось не мчаться на дачу к Гайдару для последнего прощания, а садиться к компьютеру, писать и вывешивать некролог?

   Третий шок постиг меня, когда я прочитала саму запись Чубайса. Ни следа потрясения в этом тексте, ни малейшего выражения изумления и скорби по поводу того, что человек, с которым он еще вчера говорил и спорил, радовался и шутил, выпивал и закусывал, внезапно ушел из жизни. То есть вообще – никаких эмоций, словно речь идет смерти давно ожидаемой, неизбежной. Более того, в сухом тексте из девяти строк Чубайс написал следующее: “Огромной удачей для России стало то, что в один из самых тяжелых моментов в ее истории у нее был Егор Гайдар». Удачей??? Это первое слово, какое Чубайсу пришло в голову, когда он узнал о смерти Гайдара? То есть не слова «удар», «шок», «ужас», «потеря» – ни одного этого или подобного слова в некрологе нет. Но зато есть слово «удача»..

   То, что это слово оказалось вовсе не случайной оговоркой, а частью, похоже, тщательно осуществлявшегося плана, подтвердилось очередной раз вечером того же дня, 16-го декабря, когда Чубайс выступил развернутым Заявлением связи с кончиной Гайдара, в котором он повторил основные тезисы, провозглашенные им утром. И которое начиналось, прямо скажем, с весьма двусмысленной фразы:”Я считаю, что стране невероятно повезло”. Опять? Повезло? Что это? Если это риторический прием, то, кажется, не самый уместный в данном случае.

   Следующий шок – это главное утверждение чубайсовского некролога (из блога): «В начале 90-х он спас страну от голода, гражданской войны и распада». То есть Чубайс, внезапно узнав о смерти Гайдара, не только не стал впадать в эмоции, не только сел за компьютер писать некролог, но и практически мгновенно сочинил идеально выверенный текст, в котором столь четко прописаны все основные пункты будущей идеологии гайдаризма.

   Но мое изумление и на этом не закончилось. Отклик на смерть Е.Гайдара со стороны второго участника встречи, произошедшей накануне, только усугубил мое состояние. менее, чем через час после А.Чубайса Л.Гозман, выступая по радио, абсолютно так же формулирует все основные постулаты новорожденной религии гайдаризма: «В начале 90-х он спас страну от голода, гражданской войны и распада. И какой была бы Россия и весь мир, если бы не было той фантастической удачи у нашего народа, что в этот момент оказался Гайдар – никто не знает, возможно, что была бы Мировая война. Потому что распад России – это очень опасно было бы для всех».  

Фразы «от Чубайса» повторяются настолько дословно, что такое совпадение просто невозможно себе представить, если, конечно, у обоих “некрологов” не было общего источника. А когда ж этот общий источник тогда писался, если со смерти Гайдара не прошло и нескольких часов? И еще меньше - с того времени, когда об этой смерти стало кому-либо известно? И эмоции Гозмана полностью аналогичны эмоциям Чубайса – в его словах нет ни изумления, ни шока от происшедшего. Хотя еще вчера вечером, накануне, Гозман и Гайдар допоздна общались, и тот, по словам близких, был “в прекрасном настроении, активно работал и строил планы на будущее”.

   Словом, складывается такое впечатление, что к скоропостижной смерти Егора Тимуровича, его друзья и сподвижники были, во-первых, так сказать, «морально готовы». А, во-вторых, у них в кармане, похоже, уже лежал, фигурально выражаясь, подготовленный некролог.

   И вот тут уж мне никак не отделаться от ощущения, что от покойного Е.Гайдара его соратникам, кажется, перепадает больше пользы, чем было от живого.

Подробнее здесь