Общественно-политический журнал

 

 

Путин это робот, форматированный КГБ

Французский политолог Элен Блан, автор множества книг о России и КГБ о скандале вокруг православного собора в Ницце, «бесхребетности» французских властей, а также о том, почему британская пресса считает, что новый культурный центр и русская православная церковь в Париже могут стать крупным центром российской разведки в Западной Европе.

RFI:Много раз вы делали достаточно точные прогнозы. Вы говорили о том, что Конституцию Владимир Путин не поменяет, чтоб остаться на третий срок, но поставит преемника, который «придержит» место, до его возвращения. В 2012 году мы видим, что вы не ошиблись. Каким на ваш взгляд теперь будет будущее России?

Элен Блан: Я на самом деле не гадаю на шаре, но в 2004 году в книге «Т-Чечня» я вынесла такую гипотезу, что Путин уйдет, чтобы остаться. Что и произошло. Когда мы знаем хорошо личность Владимира Путина, не сложно предугадать. Эта схема была единственно возможной для Владимира Путина, чтобы не менять конституцию и не казаться в глазах Запада антидемократом. Таким образом, он может бесконечно оставаться у власти: 6 лет, а может и 12. Если он еще назначит какого-то преемника, то может и дольше. Он умный человек, но страдает аутизмом. По крайней мере, он не может общаться с той частью россиян, которые хотят изменить режим, освободить Россию от Путина, с теми, кто хочет создать сильную оппозицию. Этого в России нет практически с 2000 года. Эти люди хотят, чтоб их услышали, чтобы они свободно выражали свое мнение.

Некоторые мои коллеги говорят, что Путин не останется у власти до конца своего мандата, я думаю, что он останется, но его правление будет сложным. Сегодня в России есть часть населения, особенно молодежь, которая думает иначе. Революция в Грузии и Украине в какой-то степени открыли двери для россиян. Именно этого эффекта домино боится Владимир Путин. Многие сейчас в России критикуют власть, хотят отставки Путина, но я думаю, что этого не произойдет. Он будет еще больше закручивать гайки, принимая недемократические меры, с помощью которых Кремль хочет наказать тех, кто оспаривает его действия. Удивительно, но складывается впечатление, что Путин не знает своего народа, он его презирает. Каждый раз, когда бывает многотысячная акция протеста, Кремль занижает цифры и говорит, что за ними стоят американцы, финансируют и манипулируют ими…Это что значит, что у россиян нет мозгов, критического мышления? Они что сами не в состоянии восстать против этой военной хунты, ФСБ, которая у власти, начиная с 2000 года, и пытается разбогатеть и удержать ее как можно дольше?

RFI:Правильную ли политику ведет ЕС в отношении России?

Элен Блан: Я думаю, что ошибочно принимать Путина за западного лидера. Он не является президентом западного типа. Этот человек прошел специальную подготовку в КГБ. Он как робот, форматированный. То, что он стал миллиардером, и мы знаем, как он разбогател, это очень плохой пример для россиян. Он не знает свой народ, свое общество, он живет в какой-то крепости.
 ЕС ведет неправильную политику, не реагируя на то, что происходит в этой стране. Не нужно забывать, что мы нужны России точно так же, как она нуждается в нас. Отношения между ЕС, Францией и Россией должны быть уравновешенными. Конечно, газ и нефть мы будем покупать, но можем и диверсифицировать поставки. Не нужно также забывать, что Москва нуждается в западных инвестициях, туристах и наших технологиях. Мы не должны были себя ставить в зависимость от Москвы. Когда я встречаюсь с российскими оппозиционерами, что происходит регулярно, я часто слышу от них, что Запад, в частности Франция, страна прав человека, нас покинула. Признаюсь, такое слышать неприятно.

RFI:Что вы думаете по поводу проекта строительства новой православной церкви в седьмом округе Парижа?

Элен Блан: Это больше чем церковь, речь идет о культурном центре. Почему они выбрали именно это место, они ведь могли выбрать любое другое место. Это недалеко от Елисейского дворца, здания правительства и МИДа. Британцы, когда узнали об этом проекте, нас высмеяли. Они даже написали в прессе, что это может стать самым большим в Европе центром российской разведки.

RFI:Сложная ситуация сложилась и вокруг русской православной церкви в Ницце. Что вам не нравится в позиции французов?

Элен Блан: Мне не нравится то, что Франция не отреагировала на закрытие собора, который был построен еще Николаем II в 1912, еще до революции. Это единственная церковь во Франции, которая действовала в течение 80 лет благодаря средствам прихожан, белых русских и их потомков. Российская Федерация потребовала передать в ее собственность эту церковь, что и было сделано Францией. Никто из наших руководителей, депутатов не выступил с резкой критикой против конфискации этой церкви, которая ничего общего не имела ни с советской Россией, ни с сегодняшней. По моим данным, эта церковь принадлежит не московскому патриархату, а константинопольскому. Таким образом, Россия не имела права ничего требовать.