Общественно-политический журнал

 

"Kитайский интернет" в России, а также - почему Илья Пономарев голосовал за интернет-цензуру

В начале ноября в России вступил в силу, так называемый закон о «черных списках».

Эксперты, собравшиеся в Сахаровском центре в Москве, обсудили, насколько это явление интернет-цензуры означает ужесточение контроля государства в сети и знаменует собой движение в сторону «китайской модели», то есть введение жестких ограничений на пользование ресурсами Интернета. Надо отметить, что Россия в международном рейтинге интернет-цензуры за 2012 год относится к категории «стран с частичной цензурой».

Кто за?

Депутат нелегитмной Думы Илья Пономарев, который поддерживал принятие закона с самого начала, считает его правильной мерой и напоминает, что под документом подписались представители всех четырех фракций, представленных в парламенте. По словам Пономарева, «это (закон о «черных списках») не шаг назад, а шаг вперед, хотя он отражает общую тенденцию на регулирование сети и желание властей прикрыть вольницу». Кроме того, как отмечает депутат, закон лоялен: «Вместо того, чтобы закрывать ресурсы и доставать компании, вводится процедура фильтрации». Депутат повторяет, что это «не тупое ухудшение ситуации».

Цитата:

Почему Илья Пономарев проголосовал в Думе за Закон об интернет-цензуре

Инициатором создания закона о реестре сайтов была Лига безопасного интернета, придуманная Константином Малофеевым — человеком, сложным и довольно мутным образом получившим в собственность 10 процентов Ростелекома (он владеет ими через фонд Marshall Capital). Вообще-то «сложный и мутный образ» деликатно говорю я, другие говорят — «профессиональный рейдер».

Да и не о нем речь. Речь вот об этом интересном абзаце:

Топорность текущих методов блокировки у провайдеров рано или поздно заставить общественность заговорить о DPI – Deep Packet Inspection. Это система глубокого анализа трафика, которая анализирует, куда и зачем ходит каждый пользователь. С одной стороны, с помощью нее можно заблокировать доступ к конкретной странице, а не ко всему сайту. С другой – это фактически полная прослушка трафика пользователя и автоматизированный анализ всей его деятельности в сети.

Ростелекому выгодно банить сайты, чтобы для этого покупать оборудование DPI, которое стоит огого каких денег. Оборудование, скорее всего, покупается самим у себя, ну а дальше все очевидно.
Отсюда

  Константин Малофеев, являясь одним из собственников Ростелекома, инициирует через Лигу безопасного интернета закон о создании реестра, который сам по себе не работает и вызывает скандалы (что было очевидно с самого начала всем, кроме самых тупых депутатов государственной думы(тм)), а через эти скандалы «Ростелеком» получит карт-бланш на построение специальной дорогостоящей инфраструктуры, чтобы скандалов больше не было. Вполне себе вероятная для нашей страны схема.

А кто будет строить эту инфраструктуру? Ну то есть «Ростелеком» ее закажет — а кто будет строить? Понятно, кто — крупнейший подрядчик «Ростелекома», компания «Инфра-инжиниринг.»

Совершенно случайно созданная бывшим управляющим директором Marshall Capital. И теснейшим образом связанная с «Ростелекомом».

А причем тут Илья Пономарев? — спросите вы.

А вот причем:

Членом совета директоров «Инфра-инжиниринг» (опять же, совершенно случайно!) является… папа Ильи Владимировича Пономарева, Владимир Николаевич Пономарев.

Источник

Кто против?

Противоположную точку зрения занимает известный блогер – Антон Носик, который также является медиа-директором компании SUP Media – крупного игрока российского интернет-рынка.

Носик опровергает, что интернет-компании принимали участие в разработке закона. «Общественность была оттерта от процесса. Основной разработчик – это Лига безопасного Интернета, а единственный заказчик и владелец – Константин Малофеев», – говорит Носик. По мнению блогера, с принятием закона ко всем формам цензуры в России, которые существовали до сих пор, прибавилась еще одна.

«Где прописано, что такое пропаганда суицида? Под это подставить можно что угодно, начиная с «Анны Карениной». Единственное, что реально имеет отношения в этом законе к правонарушениям, – это детская порнография. Но при чем здесь фильтры? Это уголовное преступление в любой стране. Это сюда просто пристегнуто, чтобы критики замолчали», – поясняет Носик.

 Однако, Носик не видит прямых угроз от принятия закона: «Весь вред его только в том, что он был принят... Откройте газеты за 2 ноября, после принятия закона. Цены на акции Яндекса упали, потому что здесь пахнет Китаем (сильными ограничениями доступа в Интернет), но без китайских денег».

 На вопрос о том, является ли принятие закона более коммерческим заказом, чем политическим, Носик ответил: «У Малофеева не получилось. Лига безопасного Интернета писала закон с тем, чтобы только она имела полномочия решать судьбы сайтов. Закон весь был об этом. А это – коммерческие возможности. Но потом пришел министр связи Никифоров, у которого другие отношения с Малофеевым. И Лига безопасного Интернета пострадала в процессе. Теперь полномочия есть у других структур».

 На вопрос о том, почему сама организация Носика не взяла на себя работу по фильтрации в рамках закона, Носик пояснил, что считает это «недопустимым» и что он не желает быть «хорошим цензором».

Обмануть цензора

Между тем, кроме противников и сторонников закона есть еще и третья сторона — те, кто предлагает обойти закон, точнее не попасть под его действие. Например, американский проект Toр (Tor). Тор – это программный продукт, который позволяет сохранить анонимность при пользовании Интернетом. Можно скрыть не только посещаемые сайты, но также свое физическое месторасположение. Проект поддерживают добровольцы со всего мира.

 Как сообщила собравшимся в Москве, в Сахаровском центре, по прямой связи из Вашингтона основатель ресурса Руна Сандвик, больше всего пользователей Тор в день (около 80 тысяч) регистрируется в США, далее следует Германия и Иран с 40 тысячами пользователей в день. При этом, отмечает Сандвик, в Иране, Китае, Эфиопии и Казахстане сайт пытались блокировать, но разработчики  создали специальную технологию, которая позволяет обходить это. Во всех этих странах проект работает. По данным Сандвик, в России количество пользователей этим ресурсом в последние полгода остается на уровне 15 тысяч в день.

Источник