Общественно-политический журнал

 

 

Путин ужесточил закон о госизмене, несмотря на критику. Строительство железного занавеса продолжается

В России вступили в силу вызвавшие критику Евросоюза поправки в Уголовный Кодекс, расширяющие понятие госизмены, спустя два дня после того, как Путин пообещал правозащитникам вновь рассмотреть напугавший оппозицию законопроект.

Юристы и правозащитники считают, что закон может применяться для преследования инакомыслящих и ограничения влияния Запада.

Стремительно промчавшийся в конце октября через обе палаты нелегитимной Думы (где самые тупые депутаты умственно выше среднего россиянина по заявлению самих депутатов - ЭР) закон о внесении изменений в Уголовный кодекс и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса опубликован за подписью Путина в официальной "Российской газете" в среду.

"По новым правилам обвинение в государственной измене могут предъявить не только тому, кто прямо работает на иностранные разведки", - говорится в комментарии правительственного издания к поправкам.

"Даже официальная работа по контракту с зарубежными гражданскими организациями может быть признана преступной, если следствие докажет, что эти структуры действовали против нашего государства".

В октябре верховный представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон заявила, что новый закон расширяет возможности выдвигать обвинения в предательстве и шпионаже, сокращая объем доказательной базы.

"Абстрактное определение измены в законе может сделать его применение крайне избирательным. Согласно закону, контакты с иностранцами могут наказываться заключением до 20 лет лишения свободы", - говорилось в заявлении ЕС.

 В понедельник Путин подарил надежду критикам и Западу, встревоженным потоком штампуемых нелегитимной Думой репрессивных законов, пообещав "вернуться" и "посмотреть повнимательнее" вызвавшие беспокойство общественности законодательные инициативы.

 "Всё, что у нас делается, делается только для одного: для того, чтобы наша страна была более устойчивой, эффективной и устойчивой", - сказал Путин. "А она не может быть более устойчивой, если будет опираться только на силу правоохранительных и репрессивных органов".

Закон расширяет три статьи Уголовного кодекса: "государственная измена", "шпионаж" и "разглашение государственной тайны". Кроме того, в Уголовный Кодекс вводится отдельная статья "незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну". За измену полагается от 12 до 20 лет за решеткой, за шпионаж - от 10 до 20 лет.

На совещании с правозащитниками в Кремле Путин согласился с ними: "Не должно быть какого-то расширительного толкования, что такое государственная измена, она не должна быть обращена на вопросы такого порядка, которые к собственно государственной измене не имеют никакого отношения".

 За день до опубликования поправок в "Российской газете" пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал, что не знает, подписал ли он их."Он ведь не сказал вчера, что мы изменим закон, я не буду его принимать. Он ведь этого не говорил", - объяснил пресс-секретарь.

"Если и когда он будет подписан, это будет означать уверенность президента, что это не приведет к ухудшению ситуации".

Выборы в Госдуму в декабре прошлого года стали спусковым крючком массовых демонстраций, участники которых возмущались фальсификациями в пользу путинской "Единой России".

 Кремль объявил о некоторых уступках несогласным, но вскоре партия власти перешла в контрнаступление. Нелигитимная Дума дал жизнь серии законов, ограничивших демонстрации протеста и осложнивших жизнь независимой прессе и неправительственным организациям.

 Ряд активистов оппозиции оказались за решеткой или ждут приговора суда по обвинениям в массовых беспорядках, к которым следствие относит столкновение манифестантов с полицией в центре Москвы 6 мая, спровоцированное властями, за день до инаугурации Путина.

 Его сторонники называют оппозицию марионетками Запада и приветствуют принятый нелегитимной Думой и встреченный в штыки правозащитниками "закон об иностранных агентах". Путин тоже похвалил документ, назвав его способом оградить страну от вмешательства в ее внутренние дела. Его оппоненты напоминают, что Россия как член Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Совета Европа и других организаций приняла на себя международные обязательства в сфере защиты прав человека.

Критики Кремля апеллируют к западным державам и возлагают надежды на обсуждаемый в США и ряде европейских стран "список Магнитского" - комплекс санкций к российским чиновникам, заподозренным в нарушении прав человека. Они считают, что это может повлиять на поведение обвиняемого в коррупции российского правящего слоя, привыкшего к роскошному потреблению на Западе.

Политолог Дмитрий Орешкин, покинувший Совет по правам человека при президенте с возвращением Путина в Кремль, назвал надежды противников политической реакции тщетными.

"Давно пора понять, что не следует обращать внимания на то, что говорит Путин", - сказал аналитик.

Он считает, что 60-летний выходец из КГБ во главе государства руководствуется привычными с советских времен методами реагирования на инакомыслие.

"Ему ребята из ФСБ говорят: всякие утечки, и вообще, надо всех этих рыжковых и немцовых дискредитировать. Вот, дискредитируем их как врагов государства", - сказал Орешкин.

"Какие-то люди "шакалят" возле посольств. Значит, надо их припугнуть. А как? Посадкой, конечно... Конечно, будут сажать. Чтобы избежать влияния информационных потоков извне - попытка ограничить интернет".

Парламентарии обсуждают способы усиления регулирования интернета, остающегося неподцензурным прибежищем критиков Путина. В ноябре власти блокировали доступ к ряду популярных сайтов рунета под предлогом защиты детей от порнографии, пропаганды насилия и наркотиков.

Орешкин поддержал опасения тех, кто сравнил третий, шестилетний срок Путина с брежневским застоем:

"Они будут погружаться в застой, и для того, чтобы это чем-то компенсировать, им нужно завинчивать гайки. Как Северная Корея, в более мягкой форме".

 Соцопросы, которые Кремль ставит под сомнение, указывают на снижение популярности Путина и утрату легитимности органов власти из-за фальсифицированных выборов, чреватые сменой власти в результате массового гражданского неповиновения.

Но экономисты и социологи говорят, что высокая цена на главный экспортный товар России - нефть - даже в условиях экономической стагнации позволяет Кремлю исполнять щедрые предвыборные обещания, поддерживая лояльность склонного к патернализму большинства в 142-миллионной стране.