Общественно-политический журнал

 

 

"Реформаторы" боятся остаться один на один без чекистской прокладки с угрюмым безмолствующим народом

Признание М. Дмитриева: "Национальная смерть русского народа — это тот курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть", — это явка с повинной и капитуляция всего политического класса посткоммунистической России.

Курс на национальную смерть русского народа вряд ли мог сформироваться за последний год после отставки компетентного и дееспособного Кудрина, маркетингом светлого образа которого ненавязчиво занимается г-н Дмитриев.

На национальную смерть русского народа поработали многие поколения его властителей.

Последние два десятилетия славно потрудились все сегодняшние бенефициарии (как ельцинского, так и путинского разлива) невиданного в мировой истории ограбления. Never in the field of human conflict were so many robbed of so much by so few.*

Первое десятилетие уничтожение национального человеческого капитала шло под либеральным девизом "Россия возвращается в европейскую семью народов", второе — под неоимперским слоганом "Великая Энергетическая Держава встает с колен".

Добрый наш доверчивый пипл, истосковавшийся по мудрым и честным правителям, покорно хавал один за другим оба духоподъемных мифа, пока они окончательно не превратились в труху.

Снова, как и в 99-ом, настал волатильный момент пересменки. Миллиардерам в администрации раскинувшегося на одной седьмой планеты Хосписа для продолжения банкета надо менять либо главврача, изгребшегося на своих галерах, либо установку психотерапии для пациентов.

Главврач со своей бригадой санитаров уходить никуда не собираются до окончательного закрытия Хосписа и полной утилизации его активов. Они правильно рассудили, что теперь, когда рухнули все идеологемы и с них спали все одежды, единственным языком общения с пациентами остается внушаемый тем животный страх: похищения, пытки, бессудные казни, показательные процессы. (Отказ Главврача от традиционной прямой линии с контингентом весьма показателен.)

Собственно весь этот откровенно гитлеровско-сталинский арсенал эффективного менеджемента годами в массовом масштабе используется и федеральной властью, и местными паханами на Северном Кавказе при оглушительном молчании гламурных столичных хомячков.

Ну вот теперь приходит и их черед. Им осталось только проглотить дело Развозжаева, и с ними можно делать все что угодно. Крикнув из автозака: "Меня два дня пытали", — Леонид Развозжаев совершил подвиг. Он дал обществу, возможно, последний шанс остановить ползучий фашисткий переворот.

Но на митинг протеста 30 октября в День политзаключенных пришла всего одна тысяча будущих политзаключенных. Остальной народ для разврата безропотно собрался. Да и гуманно ли требовать тираноборческого рвения от пациентов Хосписа. Тем более после многолетней телевизионной лоботомии.

Есть однако в администрации Хосписа субъект, обладающий информационными, финансовыми, силовыми ресурсами и шкурно не заинтересованный в путинском фашистском перевороте. Это часть власти, ее старосемейная компонента, те, кто поставил безвестного подполковника своим охранником в 1999 году, чтобы удержать ускользавшие тогда от них власть и собственность или, как они объясняли нам на своем птичьем языке, чтобы "продолжить курс непопулярных, но абсолютно востребованных рыночных реформ". Тот самый курс, который, как признает сегодня один из самых блестящих аналитиков их круга, ведет к национальной смерти русского народа.

Коллективный Чубайс, как можно условно назвать этих людей, отлично понимает, что в новом прекрасном постразвозжаевском мире уже не русская армия будет возрождаться в Чечне, чему они верноподданически аплодировали, а русская опричнина упражняться в их рублевских шале. У Сорокина это очень сочно описано:

Без этого дела наезд все одно, что конь без наездника… без узды… конь белый, конь… красивый… умный… завороженный… конь… нежный конь-огонь… сладкий… сахарный конек без наездника… и без узды… бес узды… с бесом белым… с бесом сладким… с бесом сахарной узды… с бесом сахарной узды… с бесом сахарной узды… с бесом сахарной узды… даляко ли до пя-а-а-а-а-а-аааааазды-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Сладко оставлять семя свое в лоне жены врага Государства.

Одного за другим по кусочкам святая троица православных хоругвеносцев Путин-Гундяев-Рагозин будет скармливать коллективного Чубайса несчастным обитателям Хосписа, у которых будет оставаться все меньше и меньше хлеба и зрелищ.

Нелегкое решение должны принять в эти дни российские "реформаторы", они же "модернизаторы".

Страшно выступить против Путина. Страшно, повязав национального гения в смирительную рубашку, как настойчиво рекомендует им расстрига Павловский, остаться один на один без чекистской прокладки с угрюмым безмолствующим народом.

Но еще страшнее остаться в примечаниях к учебнику российской истории начала XXI века своими последними словами:

"Игорь Иванович! Позвоните, пожалуйста, Владимиру Владимировичу! Он обещал сохранить нам жиз..."

 

* Перифраз знаменитых слов У.Черчилля об английских летчиках 1940 года: Never in the field of human conflict was so much owed by so many to so few .

Андрей Пионтковский