Общественно-политический журнал

 

 

Тимченко – Путин – Гайдар – Собчак

Борис Немцов написал краткую биографию Геннадия Тимченко, в которой началу его бизнес-деятельности посвящены такие строки:

«Тимченко – давний приятель Путина. Их знакомство началось в 90-х, когда Путин работал заместителем Собчака и возглавлял департамент внешнеэкономических связей Санкт-Петербурга. Они, то есть Путин с Тимченко, создали компанию Golden Gate, целью которой был экспорт нефтепродуктов в обмен на продовольствие. Компания экспортирует 100 тысяч тонн нефтепродуктов, но никакого продовольствия Петербург не получил. Депутаты Ленсовета во главе с М.Салье создали комиссию о расследовании афер, связанных с внешнеэкономической деятельностью Путина и мэрии. Результаты работы комиссии были обнародованы, однако до уголовного дела не дошло (подробности и ссылки на источники – см. в докладе "Путин. Коррупция")»..

В указанном докладе "Путин. Коррупция" этому периоду в деятельности Г.Тимченко посвящены три абзаца:

«Путин познакомился с Геннадием Тимченко в конце 80-х. В то время Геннадий Николаевич работал на нефтеперерабатывающем заводе в городе Кириши и занимал малоприметную должность в торговом отделе завода. В компетенцию Тимченко тогда входила организация сделок по экспорту нефтепродуктов. Первый совместный бизнес Путина и Тимченко начался, когда будущий президент работал заместителем Собчака и возглавлял департамент внешнеэкономических связей. Было это в начале 90-х, время было непростое, не хватало продовольствия, медикаментов, элементарных товаров. В то время усилиями Собчака мэрия Петербурга получила право продавать металлы и нефтепродукты на экспорт в обмен на продовольствие.

Была создана компания Golden Gate11, учредителями которой выступили департамент внешнеэкономических связей (Путин) и структуры господина Тимченко. Вскоре компания продает 100 тыс. тонн нефтепродуктов. По нынешним ценам это около 70 млн долл. Однако никаких продуктов в Петербург не поступило12.

Депутаты Ленсовета во главе с Мариной Салье создали комиссию о расследовании афер, связанных с внешнеэкономической деятельностью Путина и мэрии. Результаты работы комиссии были обнародованы13. Однако до уголовного дела не дошло».

У читателя, познакомившегося с началом делового пути Г.Тимченко, естественно возникают, как минимум, три вопроса:

1. На каком основании компания г-на Тимченко получила право на экспорт 100 тыс. тонн нефтепродуктов (подарок, по оценке, Б.Немцова, стоимостью в 70 млн.дол.)?

2. Кто обеспечил административно-юридическое прикрытие (т.н. «крышевание») незаконного экспорта нефтепродуктов и других сырьевых ресурсов?

3. Почему исчезновение (похищение) 70 млн. дол. «не дошло до уголовного дела»?

Поскольку сам Борис Ефимович на эти вопросы не ответил и сразу же перешел к обсуждению других этапов деятельности своего героя, дополню начатую им картину некоторыми деталями.

1. На каком основании компания г-на Тимченко получила право на экспорт 100 тыс. тонн нефтепродуктов?

Таким основанием явилась резолюция недавно назначенного вице-премьера российского правительства по экономике и финансов Е.Т.Гайдара «Согласен» от 5 декабря 1991 г. на запрос председателя Комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга В.В.Путина. Из этого документа на двух страницах видно, что разрешение было дано на экспорт не 100, а 150 тыс. тонн нефтепродуктов, что было подтверждено, в частности, также вот этой справкой В.Путина. Вся же стоимость экспортированных товаров составила не 70, а 124 млн.дол. США. Кроме того, экспортная лицензия была дана г-ну Тимченко не на фирму Golden Gate, а на производственно-торговую компанию «Невский дом».

Пикантность принятого Е.Гайдаром решения заключалась, в частности, в том, что оно прямо противоречило логике, принципам, идеологии провозглашенной новым российским правительством политики либерализации экономической, в том числе внешне-экономической, деятельности. Более того, оно противоречило не только философии новой экономической политики, но и принятому самим новым правительством Постановлению №7 от 15 ноября 1991 г.о моратории на выдачу новых квот и лицензий на экспорт нефти и продуктов ее переработки до 1 января 1992 г. Иными словами, резолюция Е.Гайдара от 5 декабря 1991 г. о выдаче лицензий на экспорт 150 тыс. тонн нефтепродуктов КВС В.Путина была незаконнной с самого начала.

2. Кто обеспечил административно-юридическое прикрытие (т.н.«крышевание») указанного незаконного экспорта нефтепродуктов и других сырьевых ресурсов?

31 декабря 1991 г. российское правительство приняло Постановление № 90 «О лицензировании и квотировании экспорта и импорта товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в 1992 году», предоставившее исключительные права по выдаче лицензий только КВЭС при МИДе России. Тем самым оно аннулировало все лицензии, выданные другим органам, в том числе и санкт-петербургскому КВС В.Путина. Более того, вице-премьер Е.Гайдар, казалось бы, подтвердил свою приверженность решению собственного правительства, направив требование о его выполнении руководителю Таможенного Комитета России А. Круглову: «Прошу Вас дать указание не пропускать грузы по лицензиям, оформленным государственными органами или организациями, на то не уполномоченными».

Выполняя это распоряжение вице-премьера российского правительства, начальник санкт­-петербургской таможни В.Степанов остановил погрузку древесины на теплоход «Космонавт В.Комаров» в санкт-­петербургском порту, поскольку лицензия на ее экспорт была выдана Комитетом по внешним связям питерской мэрии, не уполномоченным на такие операции. 27 января 1992 г. руководитель КВС В.Путин потребовал от В.Степанова разрешить возобновление отгрузки древесины, ссылаясь в своем письме на поручение Е.Гайдара №ЕГ-5-00931 от 9 января 1992 г. 

Одновременно мэр города А.Собчак обратился за дополнительной поддержкой к Е.Гайдару. В своем письме он ссылался на принятые ранее Е. Гайдаром решения (разрешение от 5 декабря 1991 года и поручение от 9 января 1992 года). Фактически немедленно — на следующий же день — Е.Гайдар откликнулся на просьбу В.Путина и А.Собчака и выпустил новое поручение правительства от 28 января 1992 года№ ЕГ-5-03444:

«КВЭСу при МИД России (т. Авену), Минэкономики и финансов России (т. Нечаеву).
Поддерживаю без изменения квот и экспортных пошлин.
По экспортным пошлинам согласен по договорам, заключенным между Мэрией Санкт-Петербурга и поставщиками до 15.01.92 г.
В.В.Путину под личную ответственность.
Е.Гайдар»
.

Согласие Гайдара
 

Таким образом, своим поручением от 28 января 1992 г. Е.Гайдар нарушил еще одно постановление российского правительства, вице-премьером которого он тогда был.

Обращает на себя внимание и то, что поручение вице-премьера российского правительства было адресовано одновременно не только двум федеральным министрам, но и, что весьма необычно, вице-мэру нестоличного города, находившемуся на заметно более низкой ступени бюрократической иерархии, причем персонально. Более того, Гайдар использовал в этом поручении формулировку, какая, прямо скажем, нечасто встречается в современных бюрократических документах: «Под личную ответственность». Но еще важнее то, что своими поручениями Е.Гайдар последовательно нарушил два правительственных постановления. Личное отношение к чиновнику петербургской мэрии Путину оказалось для Гайдара более весомым, чем решения своего собственного правительства.

3. Почему исчезновение (похищение) десятков млн. дол. «не дошло до уголовного дела»?

Какой оказалась «личная ответственность В.Путина», под которую давал поручение Е.Гайдар, выяснилось довольно скоро. Как известно, нефтепродукты, лес, редкоземельные металлы, другое сырье по полученным для Санкт-Петербурга лицензиям были экспортированы. Однако импортные продовольствие и медикаменты в город не поступили. Мэр города А.Собчак, проявивший столь невероятную настойчивость в выбивании экспортных лицензий и в осуществлении на их основании экспорта сырьевых ресурсов, какой-либо интерес к получению потребительских товаров для жителей возглавляемого им города внезапно и решительно потерял.

Общая сумма потерь города от первого пакета квот и лицензий, по данным комиссии М.Салье, составила 92 миллиона долларов. Всего же мэрии Санкт-Петербурга гайдаровское правительство выдало квот и лицензий, по данным М.Салье, на сумму около одного миллиарда долларов. Из них не менее 850 миллионов долларов «сгинуло» в недрах КВС, руководителем которого был В.Путин. Следует иметь в виду, что на эти средства можно было бы приобрести такое количество продовольствия, какого хватило бы для потребления населением Петербурга и области в течение нескольких лет.

Когда петербургские депутаты в лице комиссии М.Салье провели расследование и потребовали по его результатам отстранения от дел В.Путина и А.Собчака, то российское правительство встало на сторону руководства петербургской мэрии. Более того, российское правительство лишило юридических полномочий по выдаче экспортных лицензий регионального уполномоченного МВЭС А.Пахомова и передало их КВС В.Путина.

Народный депутат России и депутат Петросовета Марина Салье, возглавлявшая депутатскую комиссию, расследовавшую аферу по экспорту сырья и закупкам импортного продовольствия, обратилась в прокуратуру, а когда та стала саботировать ее обращение, – к начальнику Контрольного управления администрации президента Ю.Болдыреву. Однако на помощь В.Путину немедленно пришли А.Собчак и Е.Гайдар. М.Салье так прокомментировала действия А.Собчака и Е.Гайдара:

«...Собчак мгновенно назначил Путина уполномоченным МВЭС по Санкт-Петербургу, с двойным подчинением... Путина назначили, а Болдырева сняли...В прокуратуре дело так и осталось не расследованным. Как вы понимаете, история с лицензиями, с продовольствием, десятками миллионов долларов, которые тогда заработали люди, к этому причастные (я не знаю, кто; люди, которые этим занимались), очень крепко связала Собчака и Путина. Это видно по всем документам. Собчак знал о всех деталях этого дела. Он «закрыл» Путина. Письмо Гайдара, в котором он согласился с иезуитскими формулировками Собчака, закрыло все. Путину разрешили оформлять лицензии и узаконили лицензии, выданные ранее. Само оформление лицензий ниже всякой критики — на некоторых дат нет, на некоторых печатей нет, подписей. Чего там только не было — масса нарушений».

Очевидно, что вся указанная афера, включая колоссальные потери для жителей Санкт-Петербурга и всех граждан нашей страны, успешный бизнес Г.Тимченко, политическую карьеру В.Путина, не состоялась бы, если бы не было незаконных решений Е.Гайдара и А.Собчака. Если бы Е.Гайдар не подписал — в противоречие с логикой, принципами, идеологией провозглашенных им экономических реформ, неоднократных собственных публичных заявлений, а также в грубое нарушение постановлений собственного правительства — незаконные разрешения и поручения о выдаче КВС В.Путина экспортных лицензий, если бы Е.Гайдар не настоял на нарушении постановлений собственного правительства «под личную ответсвенность В.Путина», если бы тогда, когда обнаружились колоссальные злоупотребления, Е.Гайдар и А.Собчак не встали бы на защиту нарушителей закона, то, скорее всего, этих преступлений не случилось бы, а если они все­ же и произошли бы, то виновные в них были бы либо привлечены к уголовной ответственности, либо, по меньшей мере, были бы освобождены от своих должностей. И тогда, возможно, и вся история нашей страны, как минимум с 1999 года, могла бы оказаться иной.

Надеюсь, что в будущих изданиях своих замечательных докладов о коррупции в высших эшелонах российской власти уважаемый Борис Ефимович, руководствуясь столь характерным для него чувством объективности и непредвзятости, сможет уделить необходимое внимание и вопросам зарождения нынешнего политического режима, и тем незаконным решениям российских руководителей в начале 1990-х годов, без которых становление, развитие и укрепление этого коррумпированного криминального авторитарного режима было бы совершенно невозможным.

Андрей Илларионов