Общественно-политический журнал

 

 

Лихие девяностые? Члены "Молодой гвардии" ЕР обзаводятся квартирами, владельцы которых загадочно умирают

Внезапная смерть пожилых и одиноких хозяев столичных квартир давно никого не удивляет. Пользуясь этим, мошенники нагло и изощренно отбирают у москвичей жилье. Об очередной чудовищной истории, в которой оказалась напрямую замешана фирма члена партии "Молодая гвардия" "Единой России", рассказывает "Московский комсомолец".

В декабре 2010 года Любови Гриневой, которая живет в ленинградском Тосно, позвонили из московской милиции. Участковый ОВД "Тропарево-Никулино" сказал, что от неизвестного лица поступило сообщение о пропаже ее тетки, 76-летней Ады Ивановны Николенко, но начать розыск они могут только после заявления родственников. Гринева написала заявление.

Дело в том что после смерти мужа Ада Ивановна жила одна в двухкомнатной квартире на Ленинском проспекте. Ее единственной родственницей была племянница Гринева. Надо сказать, что характер у тетушки был скверный: все было не по ней. Однако Любовь Васильевна ей помогала, приезжала в гости и время от времени забирала к себе.

Но с некоторых пор поведение Николенко изменилось, а в 2010 году она перестала общаться с родственниками и знакомыми. И Гринева справлялась о тетке у соседей, которые время от времени встречали ее в подъезде и на улице. Однако в последнее время они Николенко почему-то не видели, поэтому после звонка участкового племянница не раздумывая написала заявление в ОВД. Но ответа не последовало.

Загадочный родственник и квартплата с того света

Зато начались странности. 25 января 2011 года возле квартиры Николенко появились сотрудники милиции, которые сказали соседям, что проверяют информацию о неприятном запахе, который исходит из квартиры Николенко. Поскольку никакого запаха не было, они ушли. А на следующий день соседке Николенко позвонил неизвестный, сказал, что зовут его Олег Нестеренко, он племянник Ады Ивановны и живет на Украине. Незнакомец попросил ее срочно открыть квартиру Николенко, потому что она убита. И положил трубку.

Как выяснилось позже, загадочный незнакомец звонил и другим соседям по лестничной клетке, а также жене председателя ТСЖ. И всем он сказал, что нужно немедленно открыть квартиру, потому что там труп Николенко.

3 февраля Гринева пишет еще одно заявление в милицию. Она сообщает о звонке человека, представившегося племянником, о том, что никаких родственников, кроме нее, у Николенко нет, что тетю никто не видел уже больше трех месяцев, но, по словам председателя ТСЖ, кто-то вносит за нее квартплату. Поэтому она просит возбудить уголовное дело.

Смерть при неестественных обстоятельствах

1 марта в присутствии Гриневой милиция взломала дверь в квартиру Николенко. В одной из комнат на кровати находился мумифицированный труп Николенко, полностью накрытый одеялом. Все окна в квартире были закрыты. Любовь Васильевна сразу обратила внимание сотрудников милиции на то, что в эту комнату Ада Ивановна после смерти мужа в 2008 году никогда не заходила. И уж тем более странно, что она лежала там под одеялом, как будто легла спать. При этом во рту оказалась вставная челюсть, хотя перед сном она ее всегда вынимала.

Из бумаг, найденных в квартире, следовало, что 22 октября 2010 года Николенко сняла со своих счетов в "Сбербанке" все деньги - 694,129 рублей. Ни этих денег, ни паспорта умершей, ни документов на квартиру там не оказалось.

Зато был обнаружен договор пожизненного содержания с иждивением, датированный 27 августа 2010 года. Из него следовало, что Николенко отдала свою квартиру в собственность ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты" (в дальнейшем - НГППР) в обмен на пожизненное содержание и уход в случае болезни. От имени НГППР договор подписал его генеральный директор Анатолий Владимирович Фурсов, 1985 года рождения.

А еще в квартире Николенко были найдены две расписки в получении от Ады Ивановны документов на квартиру, гараж, о праве на наследство, оставшееся после мужа, а также нотариальное свидетельство о денежном вкладе. Расписки написаны представителем НГППР А.С. Беловым 10 августа 2010 года.

Однако по итогам судебно-медицинского исследования трупа эксперты сделали заключение, что смерть женщины наступила по естественным причинам. Все остальные подозрительные факты милиция в расчет не приняла. Cуд отказал в возбуждении уголовного дела - ни по подозрению в убийстве, ни даже хотя бы по факту мошенничества.

"Чутко и надежно"

13 апреля 2011 года Любови Гриневой выдали свидетельство о смерти Николенко, из которого следовало, что ее тетя умерла 23 октября 2010 года.

Теперь Любовь Васильевна, которая была наследницей своей тети не только по закону, но и по завещанию, написанному Адой Ивановной в 2004 году, могла подать нотариусу заявление о вступлении в наследство. Но так как был обнаружен договор ренты, подписанный А.В. Фурсовым, Гринева сперва обратилась в Росреестр, чтобы узнать, кому принадлежит квартира. И там выяснилось: в регистрации этого договора было отказано.

Оказалось, что 30 августа 2010 года Ада Ивановна написала заявление в Росреестр с просьбой не регистрировать подписанный договор, поскольку ее квартирой могут завладеть мошенники. Там же было указано, что она отменяет доверенность, которую она выдала сотруднику НГППР А.С. Белову для регистрации этого договора.

В тот же день Николенко отозвала свое заявление. Но сотрудники Росреестра в связи с возникшими сомнениями приостановили регистрацию договора ренты.

23 сентября Белов вновь отдает документы на регистрацию. А 12 октября Ада Ивановна снова пишет заявление о прекращении регистрации и просит вернуть ей документы на квартиру. В графе "цель обращения" Николенко своей рукой написала: "Не доверяю". Поэтому в государственной регистрации сделки Росреестр отказал. То есть к моменту смерти Николенко по-прежнему была собственником своей квартиры.

Однако вечером Гринева обнаружила в почтовом ящике ксерокопию завещания от 22 октября 2010 года. Из него следовало, что за день до смерти все свое имущество, то есть квартиру и гараж, Николенко отписала А.В. Фурсову. Руководителю того самого НГППР, которому она отказала в регистрации договора ренты. Завещание было удостоверено нотариусом Т.С. Милициной.

В мае 2011 года Гринева подала в суд заявление о признании завещания недействительным. Она ссылалась на то, что ее тетя в момент подписания завещания не понимала значения своих действий, поскольку страдала психическим расстройством. Да и подпись Николенко на завещании вызывает сомнения. Но медицинские эксперты заключили, что скончавшаяся женщина "была полностью ориентирована и способна к самостоятельному социальному функционированию".

В мае 2012 года выяснилось, что из ОВД "Тропарево-Никулино" бесследно исчез отказной материал, касающийся мошенничества с имуществом Николенко.

Между тем генеральный директор ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты" Анатолий Владимирович Фурсов является спонсором праздников "День пожилого человека". Наверняка туда приходят одинокие старики, у которых есть квартиры. Девиз его конторы: "Нас ценят за чуткость и надежность". Правда, контора Фурсова, члена партии "Молодая гвардия" "Единой России", удостоилась чести попасть на сайт "Мошенники.ру" (в настоящее время сайт доступен только в кэш-версии. - Прим.ред.).

"Московский комсомолец" также отмечает, что в интернете есть похожая история о том, как 77-летняя Валентина Ивановна Балабанова вскоре после заключения договора ренты с конторой Фурсова при странных обстоятельствах скоропостижно скончалась в январе 2012 года.