Общественно-политический журнал

 

 

Кремль взял курс на открытое антизападничество, великодержавие и сталинский тип модернизации с акцентом на милитаризацию

На мой взгляд, самая большая интрига общественно-политической жизни в России в ближайшие месяцы состоит в том, будет ли возвращено городу Волгограду имя Сталинград, которое он носил с 1925 по 1961 год.

 21 сентября Путин подписал указ "О праздновании 70-летия разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве". 70 лет с момента капитуляции противника исполняется 2 февраля 2013-го, но его войска оказались в окружении уже 19 ноября 1942-го. Так что, видимо, торжества растянутся на продолжительное время. Главой оргкомитета назначен вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Через три дня после президентского указа, 24 сентября, появилось обращение к президенту с просьбой о возвращении Волгограду исторического имени Сталинград.

 Обращение написано от имени "Профсоюза граждан России", одним из самых страстных на сегодня апологетов Сталина Николаем Стариковым. На 4 октября за это обращение проголосовало 3417 человек, против - 170. Понятно, что это лишь начало кампании. Одновременно издана очередная книга Старикова под названием "Сталин. Вспоминаем вместе" и начался тур его презентаций по российским городам. 9 октября он выступает в Костроме, 12-го - в Краснодаре, 19-го - в Петербурге, 31 октября и 1 ноября - в Москве и т.д. Следует добавить, что у него немало молодых, инициативных почитателей. А "народная" газета "Комсомольская правда" регулярно предоставляет ему свои страницы для "исторического просвещения".

Почва для обращения Старикова подготовлена не только идущей с середины 1990-х непрерывной кампанией по возвеличиванию Сталина как государственного деятеля, Генералиссимуса и строителя Державы, но и формированием и укреплением сталинского механизма власти. С началом третьего срока Владимира Путина началось активное наступление на общество, о чем свидетельствуют все последние законодательные инициативы - об "иностранных агентах", шпионаже, государственной тайне и т.д. Кремль взял курс на открытое антизападничество, великодержавие и сталинский тип модернизации с акцентом на милитаризацию.

1-2 октября в храме Христа Спасителя состоялся XVI Всемирный русский народный собор под весьма знаменательным названием "Рубежи истории - рубежи России". Открывая его, патриарх Кирилл объявил о предстоящем "торжестве всероссийского масштаба" 4 ноября в ознаменование 400-летия окончания Смуты и изгнания поляков из Москвы и поставил в один ряд события 1612, 1812 и 1942 годов как "свидетельство духовной правоты наших предков". Эта "духовная правота", по словам патриарха, заключается в утверждении духовных ценностей, которые имеют "вселенское, общечеловеческое значение". В этом же ключе выступили глава администрации президента Сергей Иванов и министр культуры Владимир Мединский.

 Самодержавие, антизападничество и великодержавие - вот эти духовные ценности, и это очень прочная мировоззренческая основа, которая объединяет и власть, и элиту, и народ, и оппозицию. Кремль сегодня безусловно уверен в своей силе и в своем превосходстве над бездуховным Западом. Понимая, что не только Европа, но и США переживают не лучшие времена, во многом сопоставимые с Великой депрессией, Кремль сделал ставку на Восток. Недавнее выступление Путина на саммите АТЭС стало очередной заявкой на роль России как глобального игрока в этом регионе, причем России как центра Евразийского союза. Стратегическая цель - расширить границы своего влияния в мире, сделать Россию центром сбора всех антизападных сил и таким образом фундаментально ослабить США, взяв реванш за распад Советского Союза. Этих амбициозных целей предполагается достичь при активном использовании иностранных специалистов, как и в 1930-е годы, когда по словам Путина, был сделан "мощный рывок в модернизации". С Кремлем сегодня готовы сотрудничать не только азиатские, но и западные бизнесмены. И при этом они, как и в 1930-е годы, восторгаются достигнутыми Россией успехами.

Показательна запись Майкла Макфола о поездке в Сочи. Она сделана точь-в-точь в стиле его предшественника на посту американского посла в Москве в 1936-1938 годах Джозефа Дэвиса: "Задача повышения конкурентоспособности российской экономики на мировом рынке успешно решается в Краснодарском крае, который постоянно занимает ведущие места среди регионов по объёму инвестиций. Здесь имеются большие возможности для американской торговли и инвестиций... Город Сочи также ведет крупные инфраструктурные проекты в плане подготовки к зимним Олимпийским играм в 2014 году. Масштабы строительства действительно впечатляют, включая возведение шести объектов в прибрежном кластере и строительство двух поселков в горах. Мне довелось побывать на стройке в прибрежном кластере, и эта поездка в преддверии Олимпийских игр оставила большое впечатление".

Именно уверенность в силе власти позволила пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову не просто отмахнуться от резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы с критикой России и рекомендациями для ее политического руководства, а заявить следующее: "Не считаем такие формулировки и призывы уместными и безусловно к ним прислушиваться не будем".

Вот почему я полагаю вполне вероятным решение о возвращении Волгограду имени Сталинград. И никто не посмеет ничего сказать в ответ на этот символический жест. Действительно, исторический факт: 70 лет назад в мире славили не просто победу советских войск под Сталинградом. Славили советского диктатора Иосифа Сталина. Журнал Time не только назвал его человеком года в 1942 году, но и поместил о нем 4 января 1943–го предельно апологетическую редакционную статью. В ней американские авторы в очередной раз показали себя не просто плохими прогнозистами, но и специалистами без исторической интуиции: "Есть ли у Сталина другие военные цели, официально неизвестно, но в высоких кругах есть сведения, что он не хочет никаких других территорий кроме тех, что позволяют России быть неуязвимой перед вторжением".

Совсем скоро они получили возможность убедиться в сталинских амбициях.

 Предположение о том, что переименовать Волгоград не позволит избрание его в качестве одного из городов, где состоится чемпионат мира по футболу в 2018 году, сродни уверениям о коллапсе путинской власти осенью 2012-го. Наоборот, все говорит о том, что этот цикл российской истории стране придется пройти до конца. Нет в России другого политического субъекта кроме Кремля и его "властных крепостных". Даже "Мемориал", которому самой судьбой было предназначено не зависеть от этой власти, уповает именно на нее. Рассуждая о необходимости распространения в обществе знаний о массовых репрессиях, сопредседатель "Международного Мемориала" Ян Рачинский говорит, что "инициатива обсуждения не может сработать снизу - никто этого не допустит. Не обязательно, чтобы государство инициировало эту дискуссию, но только оно  может сделать проведение такой дискуссии возможным".

Неудивительно, что инициатива Николая Старикова не вызвала никакого ответа со стороны российской прогрессивной общественности.

Ирина Павлова