Общественно-политический журнал

 

 

Синтезирована формула русской национальной идеи (мечты)

Будучи истинным ученым-гуманитарием Ольга Викторовна Крыштановская смогла-таки блестяще синтезировать русскую национальную идею, формулировка которой все время ускользала от тысяч ее коллег.

О.Крыштановская:

«Вот лежала я у голубого бассейна лучшего отеля 5зв. На Кипре и думала: "блиииин! Ну могла ли я, простая русская женщина, представить себе, что буду в такой красоте госпожой и барыней отдыхать? И что прислуживать мне станут наши эмигранты – горничные, шофёры, официанты? Мы, оставшиеся в России, приезжаем теперь в разные страны состоятельными туристами. А они – эмигрировавшие за лучшей долей – убирают за нами, возят нас, подают нам...».

Это поистине гениальный текст.

Стилистически в нем поет каждая фраза, каждое слово, каждая буковка "и" в самом популярном междометии современного русского языка "блиииин!"
С точки зрения композиции – только вдумайтесь в смысл этой замечательной фразы: "Мы, оставшиеся в России..."
А? Каково?

А теперь в смысл фразы, противопоставленной ей: "...наши эмигранты,... эмигрировавшие за лучшей долей". 
Даже и в отсутствие завершающего предложения анализируемого стона души на его месте угадывается победный клик торжествующего новорусского духа:
"Ну, что? Как мы, оставшиеся в России, вас, уехавших, на... (тут можно подобрать наиболее подходящий для читателя глагол во множественном числе и прошедшем времени)? А-а?" "А-А-А-А-А!!!!!" "Блиииин!"

 С содержательной же точки зрения наконец-то сформулирована русская национальная мечта (русская национальная идея), блистательно синтезированная из наиболее устойчивых психологических комплексов, извлеченных из глубинных пластов национального подсознания:
- "колбасизм": "Вот лежала я у голубого бассейна...";
- "
низкопоклонство перед Западом": "...лучшего отеля 5 зв. на Кипре";
- одновременное "презрение-ненависть к Западу и к изменникам и перебежчикам, эмигрировавшим на этот Запад": "А они – эмигрировавшие за лучшей долей...";
- комплекс "барства нового дворянства" из пушкинской сказки о золотой рыбке: "И что прислуживать мне станут... убирают за нами, возят нас, подают нам...";
- "квасной патриотизм": "Мы, оставшиеся в России...";
- синдром "успешной наколки": "Мы, оставшиеся в России, приезжаем теперь в разные страны состоятельными туристами. А они – эмигрировавшие за лучшей долей – убирают за нами..."; 
- "чистая и искренняя народность": "Вот лежала я... и думала: "блиииин!"

Историческая удача в нахождении точной формулировки современной русской национальной идеи позволяет наконец-то успокоить иерархов РПЦ, не на шутку встревоженных разрушением национального культурного кода из-за тлетворного влияния западной цивилизации. За последние два столетия русская национальная идея, похоже, не претерпела заметных содержательных корректировок.

Ее классическая формулировка начала XIX века:
"Не хочу быть черною крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой
...
Перед нею усердные слуги..."
в начале XXI века подверглась лишь косметическим корректировкам: "черная крестьянка" превратилась в "простую русскую женщину", "столбовая дворянка" – в " госпожу и барыню", а "усердные слуги" – в "наших эмигрантов – горничных, шофёров, официантов". Итоговую версию современной национальной идеи почти не отличить от бессмертных пушкинских строк:
"...я, простая русская женщина,... буду в такой красоте госпожой и барыней отдыхать... И что прислуживать мне станут наши эмигранты – горничные, шофёры, официанты... А они... убирают за нами, возят нас, подают нам..." 

Андрей Илларионов