Общественно-политический журнал

 

 

 

Власти нащупали некую идеологию, которая сводится к простой формуле: православию, мракобесию, изоляции России

Прекращение деятельности USAID в России. Провластные политики считают, что за комментариями нужно обращаться непосредственно в агентство. Правозащитники опасаются усиления изоляции страны.

Член правления международного общества «Мемориал» историк Ян Рачинский назвал решение российских властей о прекращении деятельности USAID «необдуманным и вредным» для страны. «По всей видимости, это следствие шпиономании, охватившей руководство России в последние годы, – замечает эксперт. – И, на мой взгляд, это проявление неблагодарности и неуважения к людям, которые очень много сделали для России».

 Рачинский напомнил, что ранее Москва сказала много несправедливых слов в адрес Джорджа Сороса, который, в частности, помог российской науке пережить самые тяжелые времена. А Агентство по международному развитию оказывало финансовую помощь российским гуманитарным проектам и способствовало построению в стране гражданского общества, подчеркивает эксперт. «Одна поддержка программ по борьбе с туберкулезом значила очень много, учитывая состояние дел в этой сфере», – отмечает Ян Рачинский.

Глава общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев убежден, что решение о прекращении деятельности USAID в России принималось под давлением Кремля. В этой связи правозащитник указывает на два момента: «С одной стороны – это конкретный ущерб тем организациям, которые финансировались этим агентством. И главная причина, почему это происходит, это месть таким организациям, как “Голос”, за то, что они помогли гражданским активистам организовать в стране эффективный контроль на выборах – парламентских и президентских. В результате выявилась масса фальсификаций, и стало ясно, что власть в стране нелегитимна».
 
 Лев Пономарев подчеркивает, что ущерб нанесен не только некоммерческим организациям, но и многим тысячам российских граждан. «Ведь USAID помогала во многих регионах социальным организациям, которые уж точно никак не были политизированы», – уточнил исполнительный директор движения «За права человека».
 
 Второй аспект, который подчеркивает в этой связи Лев Пономарев, это «явный сигнал того, что Россия углубляется в изоляцию». «Есть так называемые “левый поворот”, “правый поворот”. Так вот, это, с моей точки зрения, “черный поворот”.

 Очень много черносотенцев, которые получают возможность выступать на первом, втором и третьем канале телевидения, а также президент и патриарх, можно сказать, нащупали некую идеологию, которая сводится к простой формуле: изоляция России», – поясняет он.
 
 Пономарев вспоминает высказывания представителей РПЦ о том, что русскому человеку достаточно быть православным, и ему нет никакого дела до конвенций о правах человека, которые России были-де навязаны Западом. «Россия делает первые шаги, чтобы выйти из сообщества демократических стран, и я думаю, что этот процесс будет идти ускоренными темпами.

 Потому что еще весной мы думали, что все происходящее – временные меры. Но когда Государственной Думой были приняты законы, ударяющие по гражданскому обществу и по гражданским активистам, стало ясно, что это – надолго», – сказал Лев Пономарев. И заключил, что, судя по последним событиям, власть в России «вынуждена будет смениться. Надеемся, что это будет мирным образом».

По мнению Брайана Уитмора, обозревателя «Радио «Сводоба», который включился в дискуссию по телефону из Праги, «все не так мрачно, как кажется».

 «Очевидно, что Владимир Путин хочет управлять страной, как будто это 2007 год, – сказал Уитмор. – Однако многое указывает на слабость режима. Все, что правительство делает, – реактивно, оно больше не контролирует общественную дискуссию, инициатива больше ему не принадлежит».

 По мнению Дэвида Саттера из Гудзоновского института, в России развивается «культура оппозиции той квази-тоталитарной культуре, которая характеризовала предыдущие годы правления Путина и его почти полного контроля».

 Однако, по мнению эксперта, существует очень важная черта политической психологии россиян: «Это некоторый фатализм, вера россиян, что ничто не может измениться. Им внушили, что единственной альтернативой тому, что есть сейчас, является нестабильность. На последних выборах Путин очень эффективно воспользовался этим предрассудком. Результаты выборов ясно показали, что многие в России просто не видели альтернативы. И думают, что если стабильность пошатнется, последствия будут непредсказуемыми и, возможно, ужасными. Огромный вклад НКО, финансируемых из-за рубежа, заключается в том, что они помогали развивать альтернативную политическую культуру».

Саттер считает, что для перемен в России люди должны понять очень важную вещь.

 «Люди должны понять, что это значит – быть западным человеком со всеми правами и требовать этих прав у своего правительства, – отметил Саттер. – Когда это сознание, эта необходимость по-настоящему укоренится в умах россиян, только тогда можно будет ожидать каких-то изменений в стране».