Общественно-политический журнал

 

 

Красная линия для Ближнего Востока

Белый дом сообщил, что вечером во вторник президент Барак Обама и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху провели телефонный разговор. Ранее обе стороны сообщили, что их встреча в Нью-Йорке в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН не состоится. В заявлении Белого дома говорится, что Обама и Нетаньяху подтвердили свои намерения не допустить разработку Ираном ядерного оружия.

 Представитель Совета по национальной безопасности Томми Витор пояснил, что график пребывания президента Обамы в Нью-Йорке не оставляет места для встречи с израильским лидером.
 
 Ранее израильская газета «Га-Арец» со ссылкой на анонимные источники в правительстве Израиля сообщила о контактах Нетаньяху и Белого дома. Газета утверждает, что Нетаньяху был намерен провести в США чуть больше двух дней и выразил интерес к проведению встречи с Обамой, ради которой он был готов приехать в Вашингтон.

 Однако, по словам источника газеты, Белый дом ответил, что рабочее расписание Обамы не позволяет ему встретиться с израильским премьером.
 
 Витор заметил, что два лидера «просто не будут находиться в городе одновременно». При этом он добавил, что Нетаньяху встретится с другими представителями руководства США, включая госсекретаря Хиллари Клинтон.
 
 Планируется, что премьер-министр Нетаньяху выступит в ООН 28 сентября. Ожидается, что в своей речи он особо остановится на упорном, с его точки зрения, движении Ирана к созданию ядерного оружия.
 
 Президент Обама выступит в Генеральной Ассамблее 25 сентября.

 Нетаньяху призывает президента Обаму очень четко очертить так называемую «красную линию» для иранской ядерной программы, за пересечением которой последует военный ответ США. Во вторник израильский лидер заявил, что «те представители международного сообщества, которые отказываются прочертить красную линию перед Ираном, не имеют морального права зажигать красный свет перед Израилем».
 
  Представитель вашингтонского Института Брукингса, бывший глава Армии обороны Израиля генерал Дан Халуц считает, что в настоящее время самыми правильными мерами являются дипломатическое давление и санкции.
 
 «Иранская проблема – это проблема не Израиля, Америки или Саудовской Аравии, – говорит он. – Это дело Ближнего Востока, Европы и всего западного сообщества. Свободные общества должны быть заинтересованы в том, чтобы не дать иранцам обзавестись ядерным оружием».

 Президент Обама и представители американской администрации неоднократно подчеркивали, что пока еще есть «время и пространство» для поиска дипломатического решения иранской ядерной проблемы. Кроме того, представители США и Израиля регулярно указывают на беспрецедентный, по их словам, уровень сотрудничества между военными ведомствами и разведками двух стран.

 В недавнем докладе МАГАТЭ отмечается глубокая озабоченность Израиля, США и их ключевых партнеров в связи с тем, что деятельность Ирана по обогащению урана и другие шаги Тегерана в ядерной сфере направлены на создание атомной бомбы.

Почему ядерный Иран не приемлем

«Почему у других может быть ядерное оружие, а у Ирана нет?» – с таким вопросом генерал-лейтенант Дан Халуц обратился к американцам и гостям столицы США, собравшимся утром 11 сентября в вашингтонском Институте Брукингса. И сам ответил: «Потому что в других странах, обладающих оружием массового уничтожения, – другие политические режимы. Более умеренные, более современные, более предсказуемые. Именно характер нынешнего тегеранского режима заставил всех нас прийти к выводу: ядерный Иран – неприемлем».

Стало быть, дело в иранской специфике? «Мой отец родом из Шираза», – напомнил бывший начальник генштаба Армии обороны Израиля (Отец Дана Халуца эмигрировал в 1936 году – еще в подмандатную Палестину – А.П.)». «Мне и самому, – рассказывает генерал Халуц, – в семьдесят втором пришлось побывать в Иране – участвуя в обучении иранских летчиков. Прекрасные люди. Благодатная страна. А уж что касается отношений между Израилем и Ираном, то в то время лучших отношений не было на всем Ближнем Востоке. Мы думали, что Иран – на пути к более открытому обществу. Но после 1979 года все резко изменилось – причем в прямо противоположном направлении…»

 Исламизм? Значение религиозного фактора, по мнению Дана Халуца, не стоит переоценивать: «В мире – десятки мусульманских стран; одно дело Индонезия, и другое – Турция. Разные языки, разные культуры. И, разумеется, – разная политика…» «Нет, – продолжает Халуц,– иранская проблема – не в религии, а в том, что некоторые лидеры хотят навязать другим свои ценности. Или то, что они рекламируют в качестве таковых…»

 Существует, однако, и другая проблема – ближе. «Вместо того, чтобы остаться лишь вопросом безопасности, – констатирует бывший начштаба, – вопрос об иранской ядерной программе стал предметом внутриполитической борьбы. Вопросом, по которому Ликуд борется с Аводой (Израильская партия труда – А.П.), а республиканцы – с демократами. Каждый обвиняет оппонента в ничегонеделании – а сам обещает сделать все. Тогда как в действительности речь идет лишь о том, чтобы сделать то, что нужно». Что же именно?

Так в двадцать первом веке – и применительно к уникальному, по словам Дана Халуца, иранскому случаю – политики вернулись к старому, как сама политика, спору: о цели и средствах. Также носящему недвусмысленно политический характер. Биньямин Нетаньяху настаивает на проведении «красной линии» – установлении предела (в ядерных приготовлениях), после которого нанесение военного удара по Ирану становится допустимым. «Не думаю, что они (иранская сторона – А.П.) видят четкую красную линию», – заявил на днях глава израильского кабинета. Подчеркнув: «Чем скорее мы ее установим, тем больше будет шансов на то, что иные (т.е. военные – А.П.) действия окажутся необходимыми».

 В Вашингтоне настаивают на необходимости дать больше времени дипломатам. «У США и Израиля – разные системы отсчета», – подчеркивает в этой связи Дан Халуц. «Ядерные разработки Тегерана, – уточняет он, – это, разумеется, проблема не только для Израиля, но и для всего мира. Но только Израиль иранские лидеры открыто угрожают стереть с лица земли. Не можем мы не учитывать и другого: не успеет Иран обзавестись ядерным оружием, как такая же работа закипит и в Турции, и в Египте, не говоря уже о Саудовской Аравии. Мы этого хотим? По-моему, нет».

Где же провести красную линию? По мнению Дана Халуца, рассуждения экспертов и политиков о дипломатии и санкциях носят подчас чересчур абстрактный характер. «Красная линия – понятие изменчивое, – констатирует израильский военный, – цвет ее в действительности меняется каждый день. На что должны быть направлены дипломатические усилия? На изоляцию Ирана от мирового сообщества. Поскольку возможности дипломатическим путем убедить тегеранских правителей отказаться от своих намерений я не вижу. Кофе в Вене превосходный, но встречаться ежемесячно, чтобы выпить кофе и разъехаться по домам – это не путь к решению проблемы».

 Не следует, полагает генерал, преувеличивать и эффективность санкций. «Нам говорят, – продолжает Халуц, – что риал подешевел по отношению к доллару. А я думаю: много ли в Иране людей, имеющих большие долларовые сбережения? По-моему, немного».

 «Для Ирана, – убежден бывший начштаба ЦАХАЛа, – вопрос должен стоять так: хлеб или атом? Между тем иранские лайнеры продолжают летать, а иранские корабли под чужими флагами бороздят воды мирового океана…» По словам генерала Халуца, лишь возникновение единого фронта государств – с участием Китая, Индии, России – сделает санкции по-настоящему действенными. «Но когда, – продолжает он, – я слышу из уст российского замминистра, что санкции против Ирана наносят ущерб российской экономике, то у меня просто нет слов. Складывается впечатление, что российское руководство, так сказать, стремится усидеть на заборе, свесив ноги по обе его стороны…»

 Итак, круг возможностей сужается. «Союз с США – главное достояние Израиля, – сказал генерал Халуц, обращаясь к участникам конференции в Институте Брукингса. Но союз предполагает внимание к точке зрения союзника. А также доверие к нему. С доверием же дело обстоит сегодня не наилучшим образом. Все подозревают друг друга в закулисных маневрах…» И наша задача – это доверие восстановить».

Увы, сегодня слишком многое говорится публично и, что называется, на публику, считает израильский генерал. «И если, – уточняет он, – красные линии будут проводиться на страницах Washington Post, то другую сторону это, прежде всего, оскорбит. И реагировать она будет, руководствуясь не разумом, а эмоциями. И это в ситуации, в которой так важно сохранить хладнокровие…»

 Напомним, что в минувший понедельник Хиллари Клинтон отвергла призыв Нетаньяху установить для Ирана красную линию. «Израильтяне, – заявила глава внешнеполитического ведомства США в минувший понедельник в интервью радио Bloomberg , – хотят быстрой реакции, поскольку чувствуют себя на прицеле, но мы уверены, что следует сосредоточиться на санкциях, чтобы привести Тегеран за стол переговоров доброй воли».

 «Члены международного сообщества, отказывающиеся провести красную линию перед Ираном, – днем позже сказал в беседе с журналистами Биньямин Нетаньяху, – не имеют морального права проводить ее и перед Израилем».

 По сообщениям СМИ, поступившим в тот же день, премьер-министр Израиля не встретится с президентом Обамой, в ходе предстоящего визита в США (официальная цель визита – выступление на Генеральной Ассамблее ООН). В течение трехдневного пребывания Нетаньяху в Нью-Йорке президент США, как сообщается, будет занят делами предвыборной кампании.