Общественно-политический журнал

 

 

"Это полностью мракобесный, инквизиционный процесс, унижающий наши власти и народ"

Заявление адвокатов "Pussy Riot" по итогам третьего дня процесса, 1 августа

Вы своими глазами видели, что происходит в зале суда, это не выдумки.

Закона в этом процессе нет вообще. Судья позволяет себе хамить стороне защиты, нарушать УПК. Мы находимся за рамками закона, притом ответственность на нас налагается.

В зале ведется видеозапись, чтобы потом наказать защиту. Но нас не за что наказывать, мы всеми силами пытаемся вырулить процесс в законное русло.

То решение, которое будет вынесено, - это политическая расправа. Мы остаемся в этом процессе только потому, что если мы выйдем, им подсунут других адвокатов и закатают.

Мы будем биться за них во всех инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. И там этому делу изумятся. Это полностью мракобесный, инквизиционный процесс, унижающий наши власти и народ.

Источник

Комментарии

homo sapiens on 2 августа, 2012 - 14:05

Судья феноменально тупа или тупа посредственно?

"Судья: Она крестилась, как все граждане крестятся?
Свидетель: Я не помню точно."

Защита задаёт вопрос свидетелю алтарнику: "Они – бесноватые?"
Судья Сырова: "Снимаю вопрос, у него нет медицинского образования!!"

Алёхина: уважаемый суд, меня не кормят и не дают спать!
судья Сырова Марина Львовна: мы прошли стадию ходатайств.

Судья Сырова Марина Львовна: «Снят вопрос!»
Полозов: «Но вы даже не дослушали!».
Судья: «А уже сняла!»

Потерпевшая Аносова: «Одна кланялась спиной к алтарю, показывала алтарю попу, а в алтаре — Господь! Моя душа разорвалась. Время — остановилось, как в замедленном кинофильме»

Потерпевший Виноградов рассказывает, о моральных страданиях: «Я затрудняюсь описать моральные страдания — от того, что их действия были направлены на то, чтобы заставить людей ненавидеть друг друга. А я этого не хочу»

Вопросы охраннику ХХС Белоглазову от адвоката Pussy Riot Фейгина: «Какие инструкции существуют у ЧОП «Колокол» на случай хулиганства в храме?» Ответ: задержать нарушителя и передать в руки полиции». «Почему же вы отпустили девушек?» «Я не отпускал, а передал в руки другому сотруднику...» Из дальнейшего диалога выясняется, что девушки не показались охраннику чересчур опасными: «Вот если икону разорвут, то мы в полицию доставим, или в Кащенко...» Тут же вопрос Фейгина: «То есть, с вашей точки зрения, нарушение не было значительным?» Судья кричит «Вопрос снят!» одновременно с адвокатом Белоглазова, который к чему-то сообщает: «Согласно 51-й статье Конституции вы не обязаны свидетельствовать против себя!»

Неожиданно охранник ХХС Сергей Белоглазов рассказывает о том, как родители надевали на него, маленького, крестик. Также рассказывает, что, прослужив два года в Афганистане, вернулся оттуда без единого ранения, а друг его вернулся в цинковом гробу. «Вас Господь оберегал?», — спрашивает адвокат Таратухин. — «Да».

Надежда Толоконникова хочет заявить ходатайство, судья отказывает — «Не та стадия». Толоконникова: «А когда можно?». Сырова: «Когда наступит соответствующая стадия».

Судья Сырова: «Вы уже заявляли!». Адвокат Волкова: «Я все равно зачитаю текст отвода». И защитница перечисляет, какие на этот раз имеются основания для отвода: так, Сырова запрещает защите заявлять ходатайства, мотивируя это тем, что стадия заявления уже прошла (время заявления ходатайств в судебном заседании законом не регламентировано), в то же время, отмечает Волкова, стороне обвинения суд разрешает заявлять ходатайства в любое время. Кроме того, говорит Волкова, суд нарушает статью 3-ю Европейской Конвенции по правам человека, по сути создав для всех троих девушек пыточные условия. «Им не дают спать, им не дают есть, им не дают пить. Сегодня, - обратилась Волкова к Сыровой, — Вы не разрешили Алехиной даже съесть огурец». Защита в этой связи напомнила об известном судье из Тверского суда Алексее Криворучко, который в свое время отказался предоставить во время перерыва в судебном заседании Сергею Магнитскому кипяток, чтобы тот смог развести сухой паек. Кроме того, отмечает Волкова, суд препятствует конфиденциальным переговорам адвокатов с их подзащитными.

Таратухин: "отвод – это для публики и прессы. Это нежелание рассматривать дело по существу. Этот отвод - театральное представление. Обвиняемые кривляются, а их адвокаты не могут нормально представлять их интересы"

Судья отказывает в собственном отводе - «Нет обстоятельств, говорящих о заинтересованности суда».

vik on 2 августа, 2012 - 14:58

Участниц панк-группы Pussy Riot не вывели из здания Хамовнического суда даже при угрозе взрыва. После звонка телефонного террориста они остались на местах, хотя в здании была проведена эвакуация. В итоге бомбы не нашли, заседание суда продолжается.

 

 

 

 

 

евгений алексан... (не проверено) on 3 августа, 2012 - 20:39

7 лет ? гитлеровские вояки получили по 10.     это лучшее ,что я видел !это вешь !это останется навсегда !это нужно в школах изучать !вот молодцы !показали бы по тв .а где же гластность ?

homo sapiens on 4 августа, 2012 - 17:20

Был на Процессе. Заметил, что сторона обвинения во главе с судьей Сыровой (в нашем суде именно так) всячески старается избегать любого упоминания фамилии «Путин», зато с каким-то патологическим сладострастием постоянно возвращается к выражению «срань Господня».

Прокурор: Ваша честь, вот результаты такой-то экспертизы выражения «срань Господня».
Судья: Пожалуйста, прокурор, огласите результаты такой-то экспертизы выражения «срань Господня».
Прокурор: Выражение «срань Господня»...

Когда долго смотришь на этот абсурдный суд, на накрашенные тупые физиономии девок-конвоиров, на одухотворенные страданием лица девушек-подсудимых, на судью с застывшей навсегда брезгливой гримасой, слышишь крики адвоката Волковой: «Ваша честь, вы снова демонстрируете неуважение к подсудимым!», видишь торчащую прямо из-за спины Сыровой табличку на двери кабинета ее начальника: «Данилкин Виктор Николаевич, федеральный судья», через какое-то время внимание ослабевает и в голове остаются только два слова, звучащие в зале суда как мантра: срань Господня, срань Господня...

Андрей Лошак