Общественно-политический журнал

 

Попасть в «черный список» при нынешнем режиме – своего рода награда

Владимир Кара-Мурза мл. Когда кремлевские и мидовские чиновники заговорили о готовящемся «ответе» на инициированный Конгрессом США «Закон Магнитского», было понятно, что речь не идет о замораживании счетов американских сенаторов в Сбербанке.

«Асимметричные меры», как и предполагали многие, были адресованы представителям российского гражданского общества, активно поддержавшим персональные санкции против номенклатурных жуликов, воров и убийц. Ответом властей стали обыски и допросы оппозиционеров, 150-кратное увеличение штрафов на митингах, ярлык «иностранных агентов» для общественных организаций.

 Не страдая манией величия, я не предполагал, что моя скромная персона привлечет столь же пристальное внимание.

Хотя друзья и коллеги давно предупреждали: учитывая степень моего участия в подготовке и продвижении расширенного проекта «Закона Магнитского», ответ последует обязательно.

«Понимаешь, старик, – объяснил мне на днях один (очень) влиятельный и (хорошо) информированный собеседник, – Когда ты про них что-то пишешь или даже говоришь в эфире, это одно. Но когда ты посягаешь на их личные финансовые интересы, на «честно наворованное», это совсем другое. Ты уже не оппонент, ты – враг».

Одним словом, когда мне назвали фамилию человека, который, как говорят, лично распорядился уволить меня с телевидения (причем вовсе не федерального), стало даже как-то неловко.
Неужели им там совсем нечем заняться?..

Распоряжением человека с громкой фамилией дело не ограничилось.

Все до одного медийные руководители, с которыми я общался (некоторые из них до недавнего времени сами предлагали сотрудничество), вежливо сказали, что сотрудничество сейчас невозможно. Причины назывались разные. Лишь один намекнул на некий «багаж», связанный с моим именем. Не хочу называть ни СМИ, ни руководителей – понятно, что речь вряд ли идет о личной инициативе.

Сложно заподозрить в личной инициативе и посла России в США Сергея Ивановича Кисляка, приказавшего аннулировать мою журналистскую аккредитацию (несмотря на то, что я пока еще являюсь сотрудником российского СМИ) и запретить мне вход на территорию дипломатических представительств Российской Федерации (несмотря на то, что я являюсь российским гражданином).

Что ж, как заметил Евгений Киселёв, оказавшийся в похожей ситуации еще в 2003 году, попасть в «черный список» при нынешнем режиме – своего рода награда.

А «Закон Магнитского» примут обязательно.
Уже совсем скоро. И в расширенном варианте: с визовыми и финансовыми санкциями не только для фигурантов дела Сергея Магнитского, но и для всех российских чиновников, ответственных за нарушения международно признанных прав человека.

Думаю, в этом списке окажутся и те, кто сегодня раздает «асимметричные ответы».

Владимир Кара-Мурза мл.

Цитата:

Запрет на профессию

Похоже, Список Магнитского по-настоящему и всерьез напрягает кремлевскую клептократию. Неизбежность принятия закона в ближайшее время заставляет высокопоставленных чиновников агрессивно и неадекватно действовать. Известный российский журналист Владимир Кара-Мурза-младший на днях был уволен с телеканала RTVi. Ранее канал принадлежал В. Гусинскому, а несколько месяцев назад был продан Руслану Соколову, бывшему руководителю государственного телеканала «Звезда».

Мне стало известно, что указание уволить Кара-Мурзу отдал лично первый заместитель главы администрации президента Алексей Громов. Он также дал указание лишить В. Кара-Мурзу аккредитации, а также запретить ему появляться в российском посольстве в Вашингтоне и иных дипломатических учреждениях России в США.

Но это не финал. Тот же Громов предупредил все СМИ, включая на первый взгляд независимые, о том, что во избежание неприятностей журналиста Кара-Мурзу на работу лучше не брать. В итоге мы имеем дело с первым в истории страны случаем полного запрета на профессию для нашего товарища. Конечно, журналистов увольняли и ранее: Парфенова, Киселева, Шендеровича, Шустера, многих других. Но глобального запрета на профессию не было. Они не могли работать на телевидении, но продолжали журналистскую деятельность в печатных СМИ и на радиостанциях.
Случай с Кара-Мурзой — другой. Для него закрыты все издания.

Список Магнитского, к счастью, предполагает санкции в отношении не только лиц, причастных к убийству Сергея, но и в отношении чиновников, ответственных за попрание конституционных прав граждан. А. Громов заслужил того, чтобы оказаться в этом списке. Надеюсь, так оно и случится.

Борис Немцов