Общественно-политический журнал

 

 

Способность к мимикрии в крови у звезд российской журналистики

У безвременно ушедшего в мир иной проекта "Парфенов и Познер" на телеканале "Дождь" была своя символическая прелюдия. В свое время я посвятил ей небольшую заметку:

 

Мне не раз приходилось обращать внимание читателей на характерную черту всех умирающих авторитарных режимов — непреодолимое отвращение правящей верхушки и ее обслуги к самим себе, тоскливое чувство исторической исчерпанности.

Каждый день приносит нам, современникам системной агонии режима ПуМе, новые свидетельства высокой болезни российской "элиты".

У людей эстетически одаренных эти приступы тошноты происходят как романтический ужин при свечах, по завету поэта: "начните при сейчас, очнитесь при Всегда".

Леонид Парфенов не только изумительный стилист — он, как выяснилось, обладает и великолепным чувством космического ритма. Он знал, когда нужно было первым соскочить, сохранив белоснежные одежды, с обреченного киселевского НТВ и изящно и чуть смущенно подставить плечико зондеркоманде Коха.

И сегодня, как человек хрупкой душевной организации, он не может более терпеть, когда путинское дерьмо подступает уже к подбородку.

С каким каменно-трупным выраженим лица смотрели на вновь соскочившего при сейчас счастливчика обреченные вытягивать подбородки до конца и захлебнуться Эрнст и Добродеев.

Революция тошноты не свергает эстетически омерзительный режим. Она его просто выблевывает.

Через год Парфенов очнулся при всегда, открывая по видеосвязи с одного из лучших горнолыжных курортов Европы митинг радикальной оппозиции, а потом дезертировав вместе со всеми VIP’ами в решающий день 6 мая, а потом снова прогуливаясь с ними же с белой ленточкой по бульварам.

А при чем тут Познер, спросите вы. А при том, что с каменно-трупным выражением лица смотрели тогда на соскочившего эпикурейца не только Эрнст и Добродеев, но и еще несколько выдающихся телеакадемиков.

Телевизионная звезда Владимира Познера, взошедшая на телемостах в эпоху горбачевской перестройки и продолжавшая уверенно светить при Ельцине, достигла своего апогея именно в период путинского застоя. Советским аналогом такой блестящей карьеры может служить Анастас Микоян, продержавшийся в партийно-государственной верхушке СССР с ленинских времен до прихода Брежнева и удостоившийся за невероятную способность политического выживания народной похвалы — "От Ильича до Ильича — без инфаркта и паралича".

Можно не сомневаться, что и на телевидении свободной России мы увидим как Познер с таким же сосредоточенным видом расспрашивает Навального или Удальцова о преступлениях кровавого путинского режима, сокрушенно покачивая головой: "Как же многого мы тогда не знали, сынок!"

Неудивительно, что такая способность к мимикрии вызывает у Леонида Парфенова, в любой ситуации искавшего возможность реализовать свои профессиональные качества журналиста, самое искреннее восхищение. Парфенов даже вспоминает о том, что предлагал совсем иное название для фильма 2004 года "Ведущий", снятый к юбилею Познера.

"Познер на все времена" по сути верно отражает познеровскую биографию, но при этом является калькой, впитавшей в себя весь гламурный цинизм и невежество современной отечественной журналистики. Фильм "Человек на все времена" (A man for all seasons) рассказывает о судьбе Томаса Мора, выдающегося английского мыслителя и политического деятеля эпохи Реформации. Человека, отказавшегося от блестящей карьеры при дворе короля Генриха Восьмого и в конечном счете взошедшего за свои убеждения на плаху.

Наш же дозированно фрондирующий Вольтер даже сегодня предпочел повытягивать еще немножечко свой подбородок. Как в интервью с Ай-фончиком. Рано ему еще выблевывать. Надо погодить.

Андрей Пионтковский