Общественно-политический журнал

 

 

 

Закон Магнитского и цепь "нелепых случайностей"

Закон Магнитского явился на свет как следствие трагического недоразумения и стечения обстоятельств.
Русским чиновникам просто не повезло – никто, кроме МВД России, не оказался готовым поверить, что все приключившиеся с ними несчастья есть чистой воды «бесовщина».

Все неприятные события в жизни происходят, как правило, вследствие наложения друг на друга нелепых случайностей.
Чернобыль бы не взорвался, если бы шесть никак не связанных между собой событий не сошлись в одной точке. Не было бы и закона Магнитского, если бы не имела место цепь мистических совпадений и паранормальных сочетаний, которая преследует «дело Магнитского» в России в течение многих лет.

Можно понять раздражение российских властей, ведь у них как они думали железное алиби, и любой квалифицированный шаман-эксперт подтвердит, что именно так все и случается в жизни.
Российские чиновники, попавшие в список Магнитского, стали жертвой коварства теории вероятности, которая в районе одной седьмой части суши, занимаемой Россией, дает необъяснимый сбой и начинает работать в обратную сторону. Все, что очевидно, здесь невероятно, а все, что вероятно – не очевидно.

В России вообще давно пора юристов заменить в судах на уфологов и специалистов по паранормальным явлениям, потому что профессиональная подготовка последних более соответствует реалиям российского правосудия.
Судите сами (в переносном смысле слова, конечно).

Первое мистическое совпадение случилось задолго до того, как широкой публике стало известно имя юриста Сергея Магнитского.
В конце 2005 года Уильям Браудер – глава Hermitage, клиент Магнитского, был признан «угрозой национальной безопасности России» и ему запретили въезд на территорию России. Так совпало, что визу Браудера аннулировали ровно в тот момент, когда Конституционный суд РФ принял к рассмотрению жалобу Hermitage, в которой он в мягкой форме поинтересовался структурой собственности Сургутнефтегаза. Эта случайное пересечение во времени двух, наверняка, не связанных между собой событий, безусловно, ничем, кроме вспышек на Солнце объяснить нельзя.

Второе мистическое совпадение случилось годом с небольшим позже (в январе 2007 г.), когда все тот же Браудер поймал в Давосе тогдашнего премьер-министра Дмитрия Медведева и попросил его рассмотреть вопрос с визой, намекая на то, что немотивированные запреты на въезд в страну не способствуют улучшению инвестиционного климата.
Буквально вслед за этим в офис Hermitage в Москве позвонил офицер полиции Артем Кузнецов и предложил свои услуги в качестве решалы визового вопроса.

Третье совпадение случилось, когда этот же Артем Кузнецов вместе со следователем Павлом Карповым решили, что лучшим способом решения визовой проблемы Hermitage является возбуждение уголовного дела, обыск и изъятие всей финансовой документации и печатей.
Надо же такому случиться, что через месяц после того, как Кузнецов все это забрал из офисов Hermitage и их юристов и передал на хранение Карпову, компании Hermitage оказались перерегистрированы на старого знакомого Кузнецова и Карпова - уголовника Виктора Маркелова. Да, бывает, что люди, давно знающие друг друга, не сговариваясь, делают одно и то же дело. Правда, не очень часто. Но, наверное, случается.

Четвертое совпадение состоит в том, что Виктор Маркелов, который воспользовался украденными компаниями для того, чтобы «свинтить» с государства 5,4 миллиарда рублей, ранее уплаченных этими компаниями налогов, оказался соседом по дому и старинным приятелем «правой руки» владельца того самого банка, в котором эти похищенные деньги были отмыты – Дмитрия Клюева.
Ну что здесь, скажите, удивительного? Мало ли кто в нашем доме живет и с кем мы учились. Мы в дела соседей не лезем.

Пятое совпадение состоит в том, что хищения в тех налоговых инспекциях, руководили которыми Степанова и Химина, и которые подмахнули документы о возврате налогов за один день не глядя, совершались в течение пяти лет как по расписанию.
За пять лет с 2006 по 2010 годы через эти две дыры из бюджета утекло, как минимум, 22,4 миллиарда рублей. В нашем доме не считают. Бывают и такие совпадения. А, кстати, почему вы решили, что через эти две дыры вытекло больше всего. Может быть, через другие дыры утекало больше?

Шестое совпадение состоит в том, что, прежде чем нагреть государство на 5,4 миллиарда рублей, все вышепоименованные лица собрались в одном месте (нет, не на одном пароходе, как вы, наверное, подумали) – в Ларнаке (Кипр).
Сначала туда вылетели на одном частном самолете две семьи – опера Кузнецова (который изъял документы) и банкира Клюева (в банк которого деньги пришли), что само по себе является чистой случайностью, и на зафрахтованный самолет «банкира» Клюева подсадили с семьей мыкающегося в VIP зале отдельного терминала для частных рейсов полицейского Артема Кузнецова с семьей – кто ж откажет доблестным, но «бедным» блюстителям порядка в такой небольшой услуге). Потом рейсовым самолетом туда же прилетели сладкая парочка юристов Клюева – супруга Павлов и Маойрова – в сопровождении следователя Карпова (или наоборот?). Наконец, туда же прилетели супруги Степановы (Степанова вскоре после этого примет решение о возврате тех самых 5,4 миллиардов рублей). Ну и что? Кипр в конце апреля – просто прелесть. Немудрено, что все чиновники легкого поведения туда слетаются в одно и то же время.

Седьмое совпадение состоит в том, что они и раньше почему-то часто оказывались все в одних и тех же самолетах и в одних и тех же местах.
Стоило в 2006 году пропасть из бюджета 3 миллиардам рублей (107 миллионам долларов), ранее уплаченных компаниями фонда «Ренгаз», как всю эту компанию одновременно одолела тяга к перемене мест. Карпов в сопровождении юристов Клюева – Майоровой и Павлова (или наоборот?) улетел в Лондон. Клюев в сопровождении супругов Степановых (или наоборот?) умотал в Дубай, где супруги (а может и не супруги вообще) впоследствии обзавелись недвижимостью на десятки миллионов долларов. Вы вообще можете себе представить, как все они сами устали постоянно встречать в самолете друг друга?

Восьмое совпадение, которое также случилось аж в 2006 году, вообще должно было вывести всех из себя.
Представьте себе Клюева, который находится под следствием в качестве главного обвиняемого в деле о попытке хищения 1,6 миллиарда долларов США у Алишера Усманова. Представили. Светит мужику лет десять, минимум. Настроение никакое. К тому же он должен быть, как минимум, под подпиской о невыезде, что, конечно, ограничивает и раздражает. Но решил рискнуть, напоследок гульнуть все на том же Кипре. Принять солнечные ванны так, чтобы до УДО хватило. И что же? Входит он в самолет, и кого там видит? Не поверите – руководителя своей следственной группы майора Павла Карпова и его подчиненного, главного следователя Антона Голышева. Немая сцена. И ведь что самое противное, – обратно опять вместе пришлось лететь…

Ну, понятно, что после этого на такую статистическую аномалию, как совместный полет Майоровой и Павлова в сопровождении Карпова (или наоборот?) в Стамбул и Клюева в сопровождении Степановых в Дубай и Швейцарию (или наоборот?) после того, как из бюджета отсосали 5,4 миллиарда рублей, ранее уплаченных в виде налогов компаниями, украденными у Hermitage, вообще бессмысленно обращать внимание.
Чего в пределах русской статистической аномалии не случается-то?

А уже перед арестом Сергея Магнитского просто фонтан случайностей забил прямо посередине Москвы на Лубянке и на Петровке.
Сначала Магнитский 8 ноября 2008 года дал интервью журналу Businessweek, в котором рассказал, что три ярда рублей налогов «Ренгаза», находившегося под управлением «Ренессанса», были украдены в 2006 г. по тем же схемам, теми же людьми, тем же способом, через тех же налоговиков, тех же юристов, те же суды, тех же уголовников, по тем же документам, что и пять ярдов, уплаченных Hermitage годом спустя, в 2007 г., – тоже ведь трагическое совпадение, если вдуматься.

Ровно через четыре дня, 12 ноября 2008 года Артема Кузнецова срочно вводят в состав следственной группы по делу, в рамках которого вскоре будет арестован Магнитский.
Ну, это потому, что именно в этот момент руководству МВД России стало ясно, что группу надо усилить, потому что десять входивших в нее до этого следователей без Кузнецова, что дитя малое без няньки.

Еще через два дня, 14 ноября 2008 года, пережившая стресс Ольга Степанова с супругом – та самая Степанова, которая подписала возвраты большей части как из трех, так и из пяти ярдов – отправляется проверить сохранность своей недвижимости в Дубаях, а то вдруг ее случайно песком занесло.
Через несколько дней туда так же случайно приезжает тогдашний президент «Ренессанса» Сагирян, не менее случайно сопровождаемый «дядькой» – бывшим директором Службы экономической безопасности ФСБ России Владимиром Джабаровым – он также высоко поставлен все в том же «Ренессансе». Ну, эти вообще просто мимо летели. Однако, на обратном пути границу почему-то Сагирян решил пересечь вместе со Степановыми. Видимо, у супругов было много вещей, и Сагирян решил помочь перенести коляску с младенцем через границу, как Штирлиц. Или то были чемоданы? И надо же такому случиться, что буквально на следующий день после этого сотрудниками Кузнецова был арестован Сергей Магнитский. Ну, это тоже просто трагическое совпадение.

И уже в самом конце эпопеи случилось нелепое совпадение.
Стоило американскому Конгрессу выйти на финишную прямую и поставить на голосование вопрос о запрете на въезд в США российских чиновников, как на собрании акционеров «Роснефти» выступил Игорь Сечин и намекнул, что Браудер снова угрожает экономической безопасности России, правда, на этот раз посредством Навального. Какая-то мистика, кажется, будто история совпадений пошла по второму кругу. Те же лица, та же угроза безопасности, тот же запрет на въезд в страну, но только в другую…

Такая вот цепь необъяснимых совпадений злополучно преследует фигурантов списка Магнитского.
Совершенно понятно, что у всех этих людей есть «железное алиби». Они и сами не могут понять, как такое происходит и почему они так часто и при столь странных обстоятельствах встречаются друг с другом, говорят или делают одно и то же. Это настоящее наваждение, или, как теперь принято говорить в России, бесовщина.

Но почему-то американские сенаторы не верят в бесов, а верят в логику (что лишний раз свидетельствует об их испорченности).
Это наверняка происходит потому, что сенаторы никогда не жили в условиях русской статистической аномалии, не могут понять, как такие вещи происходят, согласиться, что это совершенно нормальные и естественные вещи в России. И поэтому они навязывают русским людям какие-то совершенно чуждые им стандарты мышления, неприменимые там, где логика работает шиворот-навыворот.

В этом и кроется причина, по которой Конгресс США продавливает закон Магнитского.
Дело, как видим, чисто в недопонимании. Сенаторы не могут поверить в то, что жизнь в России паранормальна, и то, что в Америке случайность, в России – закономерность.

И здесь очевидна недоработка российского МИДа, вместо того, чтобы релизы рассылать, лучше бы посла на слушания в Конгресс направили, чтобы он им вслух что-нибудь из Тютчева почитал, вроде: «Умом Россию не понять…».

Может, помогло бы?

Иван Черкасов