Общественно-политический журнал

 

Приватизация для путинского клана

18 июня Путин назначил самого серого из своих серых кардиналов, Игоря Сечина (№ 4 на схеме путинского клана, подчинённый Путина по петербургской мэрии), председателем комиссии по вопросам стратегического развития ТЭК при президенте РФ, пишет The Guardian. Месяцем ранее Сечин стал главой "Роснефти". Кроме того, скоро он начнет руководить "Роснефтегазом". Таким образом, в определении стратегии реприватизации энергетических активов (другими словами, перемещения их в руки надежных путинских подельников) у него будет больше полномочий, чем у Министерства энергетики и Медведева.

Выдвижение Сечина вызвало недовольство ряда высокопоставленных чиновников, а также многих финансовых воротил. "Теперь нам придется ускорить вывод наших активов за границу", - признался неназванный участник концерна AAR..

Источники, близкие к Путину, говорят, что он напуган активизацией "неуправляемой демократии", как он ее называет. Та же схема, что и в случае с  драконовским законом о митингах, будет применена и в экономике. Путин судорожно ужесточает контроль над экономикой через своих старых подельников со времен КГБ. По словам служащего экономического департамента ФСБ, после энергетического сектора путинский клан примется за реприватизацию активов и в других отраслях, под раздачу может попасть и алюминий, а именно – крупнейший в мире производитель «Русал».

Вплоть до недавнего самоназначения Путина на пост президента те немногие, кто сколотил несметные богатства и обзавелся влиянием среди состоящей из силовиков «элиты», жили хорошо. На протяжении последних десяти лет экономика России непрерывно росла за счёт высоких цен на нефть – сейчас страна третья в мире по резервам денежной наличности, а ВВП вырос в 10 раз. Однако теперь,  после очередного путинского самоназначения, дело обстоит несколько иначе. Даже для богатейших людей страны, по крайней мере, тех, кто не является ближайшим подельником Путина, наступает новая экономическая эра.

Автор статьи приводит выдержки из беседы с Олегом и Вероникой – молодыми представителями нового российского среднего класса, которые живут в маленькой квартире в Санкт-Петербурге, имеют небольшой компьютерный бизнес и собираются уезжать из России. Олег и Вероника говорят: «Российскую экономику определяют две вещи: первое – мнение Путина, второе – мировые цены на нефть и газ». «Для них (чекистов) это не экономика, это просто банкомат». «Мы не хотим уезжать, - говорит Олег. - Кому охота покидать свою страну. Но жизнь становится все труднее. Тут сплошная коррупция. От Кремля до гаишников... Если у тебя нет связей, приходится платить". Олег и Вероника - лишь двое из многих молодых людей в России, планирующих отъезд из страны, коррумпированной сверху донизу.

Население России сокращается. В значительной степени это связано с эмиграцией, на которую решаются почти исключительно те, кто помоложе и поумнее. Остальное сокращение приходится на снижение средней продолжительности жизни и уровня рождаемости. 

Россия занимает 120-е место в рейтинге Всемирного банка по благоприятности условий ведения бизнеса.

"Вся система в настоящее время  - это коррупция ", -  говорит банкир в Москве.

На протяжении последних 12 лет Путин неоднократно заявлял, что диверсифицирует российскую экономику. Однако за это время мало что изменилось, и сейчас мы можем наблюдать обратный процесс. Глава небольшойой московской нефтяной компании говорит : "Бизнес в России можно делать только бандитскими методами, при помощи откатов чиновникам".

Экономика России держится на ценах на нефть, $117 – та цена за баррель, которая позволит стране не уйти в минус, но сейчас она порядком ниже, и по ближайшим прогнозам продолжит падать.

Источник

Цитата:

Крупный бизнес, за исключением совсем уж ближнего путинского круга, поставлен в условия исторического выбора. Начиная с «дела ЮКОСа» условием выживания бизнеса российских олигархов был негласный контракт с властью, согласно которому та становилась фактическим владельцем «кощеевой иглы». То есть в любой момент могла отнять любую частную собственность и свободу у любого, даже очень крупного предпринимателя.

Теперь ситуация кардинально изменилась. Дряхлеющая во всех смыслах власть утрачивает силу магического контроля над страной, а заодно и возможность быть гарантом сохранения позиций олигархов, не связанных личными отношениями с Путиным. Более того, у тех, кто связан такими отношениями, осталась единственная возможность сохранять статус-кво и приумножать богатства — начать отнимать бизнес у еще не раскулаченных представителей допутинского олигархата. Потому что за 12 лет режима страна переделена и никого больше не осталось: начинается неизбежная стадия самопожирания.

 В одном из стародавних интервью Михаил Фридман сказал, что готов моментально продать любой из своих бизнесов, если за него предложат хорошую цену. Но вряд ли его обрадует цена, которую может предложить за ТНК-ВР, а потом и просто за ТНК, получивший карт-бланш на создание «нефтяного «Газпрома» генералиссимус российской нефтянки Игорь Сечин.

 Нынешняя власть перестала быть выгодным контрагентом для бизнеса, желающего уцелеть, остаться и развиваться здесь, вместо того чтобы закончить оттоком капиталов, а потом и самих капиталистов на Запад. В России при этом режиме больше нет и не будет политической стабильности в том смысле, в каком ее понимала власть после начала «дела ЮКОСа». Никакие фридманы с дерипасками и прохоровы с потаниными больше не защищены от возможных атак и обнуления их бизнеса демонстрацией абсолютной лояльности власти и готовностью финансировать любые ее прихоти. Государство, являвшееся убежденным противником малого и среднего бизнеса, условия для ведения которого в последние годы планомерно и неуклонно ухудшались, больше не друг и бизнесу крупному. За исключением сверхкрупного бизнеса все более узкого круга людей, которые и есть сама власть.

Семен Новопрудский