Общественно-политический журнал

 

 

"Путин и патриарх - это Ахмадинеджад и аятолла, а Россия с ее нефтью и бомбами - это Иран"

Глядя из Лондона, расправа с девушками из Pussy Riot - если она дойдет до своего логического завершения в виде тюремного срока - обещает стать доминирующей составляющей образа России эпохи Путина. Не Ходорковский и не Магнитский, а именно эти хрупкие фигурки за решеткой несут в себе потенциал, способный захватить общественное воображение на Западе. Единственный образ, сравнимый по силе своего массового воздействия, которыый навсегда останется "тэгом" путинского режима - даже когда уже не будет ни режима, ни Путина - это Александр Литвиненко, умирающий в Лондоне от радиоактивного яда.

Точно так же, смешные девушки в масках на алтаре московского храма, став полноценными жертвами, превратятся в архетипическую картинку, возникающую в умах миллионов в ответ на слова "Россия" и "Путин".

Для того, чтобы зацепиться в подсознании масс, стать вехой времени, частный эпизод должен сочетать в себе яркую образность и глубокую суть. Вот примеры двух таких эпизодов, где образ слился с сутью, став тэгом эпохи: "площадь Тяньаньмэнь" и "тюрьма Абу-Грейб". Всего-то по два слова - но какие емкие образы!

 


 

Судя по тому, как в мировых СМИ снежным комом растет узнаваемость девушек-богобориц в масках, словосочетанию "Pussy Riot" уготована такая же судьба.
 

В образности Pussy Riot не откажешь. Но в чем суть? Что слышат в этом словосочетании массы людей, перегруженных всевозможной  информацией?

В данной истории, как в капле воды отразился основной тренд времени: противостояние Запада с его либеральной идеей гражданских свобод с религиозным фундаментализмом, отвергающим светское государство. Тюремный срок за песенку в храме - история из той же серии, что побивание камнями за прелюбодейство и разгромы посольств в отместку за карикатуры на пророка.

В упрощенном мире массовых стереотипов, Путин и Патриарх - это Ахмадинеджад и Аятолла, а Россия с ее нефтью и бомбами - это Иран. Если задуматься, то аналогия не столь уж и примитивна.

Боюсь, что девушкам уже не поможешь - маховик раскрутился и дело зашло слишком далеко. Конечно это слабое утешение, но они безусловно войдут в историю и дорого обойдутся своим гонителям.

Александр Гольдфарб