Общественно-политический журнал

 

 

 

Мать Магнитского обвинила Следственный комитет в фальсификации материалов и уничтожении улик

Мама Сергея Магнитского обратилась к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке с требованием не подписывать основанное на лжи обвинительное заключение в отношении Кратова и расследовать все обстоятельства истязаний и убийства ее сына. Бывший замначальник СИЗО «Бутырка» Дмитрий Кратов обвиняется следствием в непреднамеренной врачебной халатности, однако, мама Магнитского подчеркивает, что следствие намеренно проигнорировало доказательства совершения им более тяжкого умышленного преступления, а также создало условия для фальсификации и уничтожения доказательств по делу, в результате которого чиновники силовых структур избежали уголовной ответственности.

«Я обращаюсь к Вам с просьбой не подписывать основанное на лжи обвинительное заключение в отношении Кратова Д.Б. … и возвратить уголовное дело для квалификации действий обвиняемого по статье 117 УК РФ (Истязание)», - сказано в заявлении Натальи Магнитской на имя Генпрокурора Юрия Чайки.

 «Доказательства совершения этого преступления против моего сына находятся в материалах уголовного дела, однако, следствие отказалось признать очевидные факты в угоду и в интересах виновных лиц, выгородило их путем заведомо незаконного занижения тяжести совершенного преступления, и на протяжении уже двух с половиной лет помогает им уклоняться от уголовной ответственности».

 «В ответ на мои заявления о квалификации преступления по статьям «Истязание» и «Убийство» мне сообщается, что им будет дана оценка потом. Потом оказывается, что следствие освободило врача Литвинову Л.А., которая отвечала за лечение моего сына в СИЗО «Бутырка», поскольку вмененное ей следствием преступление оказалось «неосторожным» и двухлетний срок давности по этому преступлению истек».

 «Кто понесет ответственность за то, что должностные лица МВД, ФСИН, ФСБ, Генеральной прокуратуры и судебных органов, которые арестовали моего сына, лишили его здоровья, семьи, но которым так и не удалось лишить его собственного достоинства, и которые после этого замучили его до смерти, остаются на свободе и наслаждаются всеми благами в полнейшей неприкасаемости?» 

«Действия следствия по данному уголовному делу не просто халатны, они преступны, поскольку они позволили виновным лицам уничтожать, а также фальсифицировать доказательства».

В своем заявлении Наталья Магнитская приводит примеры уничтожения улик:

«Мне известно, что уничтожены образцы тканей моего сына, несмотря на то, что я с первого дня неоднократно обращалась к следствию с просьбой о сохранении всех вещественных доказательств, включая его органы и кровь. Из материалов дела следует, что видеозаписи, сделанные в СИЗО «Матросская тишина» в день убийства моего сына уничтожены. В СИЗО «Бутырка» и в УФСИН России по г. Москве уничтожены все жалобы и обращения моего сына и его адвокатов на его нечеловеческие условия содержания и жестокое обращение.»

«В Акте о смерти моего сына затерто упоминание о закрытой черепно-мозговой травме, ставшей результатом его избиения резиновой дубинкой в последний час его жизни. В журнал регистрации больных через два года после смерти моего сына была внесена запись о несуществующем диагнозе «сахарного диабета», на основании которого теперь и строится «обвинение» Кратову Д.Б.»

 Наталья Магнитская обращает особое внимание на необоснованный отказ следствия разрешить ей проведение независимой медицинской экспертизы причин смерти ее сына, и отказ выдать ей архив его органов и тканей.

«В моих ходатайствах о проведении криминалистических экспертиз медицинских документов, с целью установления обстоятельств совершения подлога, следствием было отказано. Мне также отказано в проведении независимой медицинской экспертизы, равно как и независимого медицинского исследования образцов тканей моего сына. Мне полностью отказано следствием даже в доступе к его тканям и крови, последней остающейся частичке моего сына.»

В заявлении сообщается, что Следственный комитет отказал матери Магнитского в более чем 50 ходатайствах о проведении следственных действий и в ознакомлении с полученными по делу документами о смерти ее сына.

 «Признав меня потерпевшей по уголовному делу, следствие, обязанное действовать в защиту моих прав, всячески противодействует и не обеспечивает мне реальной возможности их реализовать», - делает вывод Наталья Магнитская .

Источник