Общественно-политический журнал

 

 

Экономический рост без политической свободы

Андрей Илларионов раасказывает, что последние годы в мировой экономике мы наблюдаем следующее: экономический рост может происходить в условиях высокого уровня коррупции, при отсутствии верховенства права и политических свобод.

По его мнению, в России, как, например, и в Китае действует именно такая схема, обеспечивающая экономический рост страны.

- Россию называют несвободной страной, однако при этом, как Вы говорите, можно наблюдать рост экономики…

- Это открытие последнего десятилетия, даже несколько более длительного срока.

Традиционно полагали, что экономический рост возможен только в том случае, если нет коррупции, господствует верховенство права, есть политическая свобода. Считалось, что это наилучший комплект условий для обеспечения экономического роста. Исторический опыт стран нашего региона после падения коммунизма, а также ряда других странах мира показывает, что, к сожалению, это не так. Оказывается, экономический рост может происходить в условиях высокой коррупции, при отсутствии доминирования верховенства права и политических свобод.

- Утверждают, что рост экономики России связан с ценами на газ и нефть. У России, вероятно, есть и иной потенциал?

- Конечно, есть. И основной, реальный рост российской экономики происходит именно за счет других секторов, а не за счет нефти и газа. За последние годы с момента атаки на ЮКОС объемы производства нефти и газа растут с темпом 1-2%, а общий экономический рост составлял до кризиса 2008-2009 гг. 7%. Это означает, что экономика России растет за счет других секторов. Нужно отметить, что она частично растет и потому, что страна получает большое количество рентных доходов от нефти и газа, которые перераспределяются в экономике. Но это лишь часть объяснения, поскольку есть другие отрасли, которые растут не только за счет увеличения рентной составляющей.

- Насколько жизнеспособны, на Ваш взгляд, такие проекты как Таможенный и Евразийский союзы?

- Земля терпит все. История человечества показывает невероятное разнообразие более или менее жизнеспособных, эффективных и неэффективных организаций в разное время. Нельзя исключить того, что это (Таможенный и Евразийский союзы) может какое-то время продолжаться. Вопрос не в том, может или не может это существовать, а является ли эффективным для стран-участников.

- Можно ли говорить об успехах России в продвижении российского капитала и инвестиций на территории стран-соседей?

- Конечно. Россия оказалась в долларовом измерении одной из наиболее быстро росших стран в течение последние 12 лет, и ресурсы, которые оказались в распоряжении российских компаний, стали крупнейшим источником инвестиций практически для всех соседей, и не только соседей.

- Вы говорили о политической свободе, как некогда главном условии успешного развития, нынешняя российская система устойчива?

- Политическая свобода, как мы это знаем по Европе, в долгосрочной перспективе – это условие для экономического роста и прогресса общества. Но в последние 20-30 лет мы познакомились с новым феноменом, о котором не знали и его игнорировали, это феномен азиатского экономического роста без политической свободы.

- Последний вопрос связан с политикой России в Белоруссии, «белорусским экономическим чудом». В данный момент происходит процесс распродажи главных предприятий страны. Как Россия на Ваш взгляд ведет свою политику в этой стране?

- Белорусское экономическое чудо обеспечивается не продажей белорусских активов, а субсидированием со стороны России белорусской экономики за счет заниженных цен на энергоносители. Белоруссия стала транзитным государством по получению сырьевых ресурсов из России и перекачки нефтепродуктов на западные рынки. По сути, если посмотреть на белорусскую структуру экономики, эту страну можно назвать энергоэкспортером, хотя добыча газа и нефти на ее территории составляет ничтожное количество.

Источник