Общественно-политический журнал

 

 

Дорогие часы как дурная примета

Вообще, с дорогими часами национальных лидеров происходят порой странные вещи, как, впрочем, и с их обладателями. Поскольку же Африка нам сейчас ближе всего и по духу, и по целому ряду показателей в сфере экономики, преступности и коррупции, то расскажу про довольно харизматическую фигуру, главу повстанческого движения УНИТА, Жонаса Савимби. Можно сказать, легенду Анголы, остававшуюся живой вплоть до того, как с ней не покончили при весьма загадочных обстоятельствах личные телохранители зимой 2002 года, как и положено на Черном континенте, в глухом лесу на восточной границе.

Так вот, доктор права обожал дорогие, изысканные вещицы, изготовляемые ему, как правило, по личному заказу с внесением национальной символики и отделкой брильянтами, ограненными в лучших мастерских Антверпена из элитных ангольских алмазов.

Первые часы с него тривиально сняли летом 1975 года, когда восторженная толпа проносила тело лидера из аэропорта города Вила Лузу до места проведения торжественного митинга в честь его прибытия, что само по себе было символично, поскольку вскоре после этого памятного события в городе начались массовые погромы, грабежи и убийства. Они бы продолжались еще долго, если бы не произошло вторжение наемников под командованием не менее харизматического человека, полковника Майкла Хора (известного в узких кругах под кличкой «Бешеный Майкл»), носившего, по слухам камуфляжный китель, стильные эсесовские галифе Хьюго Босс и солидный Брегет с хронометром, но без брильянтовой инкрустации. Была некая ирония или, если хотите, метафора, заключавшаяся в том, что, спустя время и повстанцев, и белых солдат выбили оттуда люди в «командирских» часах советской фабрики «Полет», доставленные к побережью Анголы одесскими сухогрузами с Острова Свободы.

Новая власть, не мешкая, распорядилась раздать собственным старшим офицерам швейцарские часы в сравнительно недорогом ценовом диапазоне марки “TAG” с оттиском на задней крышке эмблемы вооруженных сил, которые также вручали особо отличившимся советским советникам и военным переводчикам. Среди них оказался и я, но в Москве с меня, сильно пьяного, ценный подарок стянул таксист, везший меня по Варшавскому шоссе до Чертаново. Как когда-то с Жонаса Савимби.

Последний, между тем, не унимался и, возглавив вооруженную оппозицию, приобрел тот самый эксклюзив, о котором я писал в самом начале, ставший знаменитым после того, как фотография черного вождя с племенным жезлом в руке появилась на листовках, распространяемых подпольщиками в нашем городе. Справедливости ради надо сказать, что ангольцам, измученным многолетней борьбой за право ничего не делать и испытывавшим, вследствие этого, трудности с товарами ширпотреба, было абсолютно наплевать на напечатанный ниже текст, их в гораздо большей степени волновали часы. «Жонас крутой», - говорили они, восторженно глядя на листовку, к слову, многие из них не умели читать.

У другой, более образованной части населения существовали на это счет иные мнения. Так, моя хорошая знакомая, занимавшая пост партийного секретаря в национальной алмазной компании, посмотрев на листовку, твердо произнесла: «Котлы не меньше, чем на миллион баксов – Савимби плохо кончит, как некогда мой муж», и перекрестилась не по-нашему. Она знала, о чем говорила: её покойный супруг занимался при старом режиме контрабандой ценных камней, погибнув в перестрелке с коммандос.

В общем, все так и случилось. Загадка была лишь в том, что на своей последней фотографии Жонас Савимби, уже как бы покойный, лежал на земле в полной боевой форме, но без часов. Прилетев в Луанду в командировку спустя всего пару месяцев после его смерти, и встретив своего старого приятеля, высокопоставленного офицера из местной гэбухи, я, естественно, за бутылкой виски поинтересовался - где же все-таки знаменитые часы? «Ну, ты и спросишь….», - ответил он, глубокомысленно улыбнувшись.

С Майклом Хором впоследствии тоже вышла незадача – он угодил в южно-африканскую тюрьму на длительный срок за организацию в 1980 году попытки военного переворота на Сейшельских Островах. Мне же, когда я работал в Саудовской Аравии, руководство фирмы подарило на день рождения швейцарские часы и снова фирмы “TAG” , и с тех пор я стараюсь ездить в такси только трезвым.

Сергей Бобков