Общественно-политический журнал

 

 

Я первый раз в жизни чувствую себя гражданином России

Все, что мучило меня всё это время куда-то испарилось, когда я попала на первый митинг. На чистых прудах меня не было - первую волну я не поймала. Думаю на самый первый митинг пришли люди постарше, которые осознанно копили своё недовольство.

Я же просто смирилась с ощущением, что я этой стране не нужна и собиралась уехать. Ощущением незаинтересованности власти в будущем страны , мне кажется, пропитан каждый переулок. Но самое страшное, что и мы привыкли друг к другу относиться равнодушно. Эта власть культивирует равнодушие и размеренный быт. Чиновники и политики во власти не хотят, чтобы на них обращали внимание, им комфортнее воровать, когда на них не смотрят.

Эта зима пропитана у меня чувством эйфории. Множество новых знакомств с людьми, которых, я думала, в этой стране не существует. Как-то не пересекались мы раньше. А тут целая площадь просто офигенных людей, которые к тому же пришли сюда, на эту площадь не на концерт, не развлекаться, а отстаивать свои права, свой голос.

Даже сейчас, когда я это пишу, я начинаю радоваться. Потому что я понимаю, какое богатство - это знание того, что в твоей стране есть много хороших, умных молодых людей. Ведь мы привыкли слышать о своей стране либо плохое в форме нытья, либо хорошее в форме неадекватного патриотизма.
А в этой толпе вертятся идеи, планы и надежды на лучшее государство, на светлое будущее, как говорится.

Я ходила на митинги, терпеливо, без каких-либо лишних надежд. Я просто шла, потому что должна. Потому что я понимала, что когда мы выходим, они на своих кожаных креслах начинают елозить и замечать нас. Вдруг стало заметно, что мы существуем. При этом я не за протест ради протеста. Когда после 6-ого мая мы начали оставаться на улицах - я тоже была счастлива. Когда мы остались на ночь на китай-городе, у меня было такое чувство, что я забралась на Эверест. В любом шаге был смысл. Просто потому, что любое наше действие, каким бы оно не было позитивным, вызывает у власти неадекватную реакцию. Таким образом мы продемонстрировали какой-то части населения реальное лицо правящей банды. Многим всё ещё наплевать, но болезнь зомби лечится долго. Я не очень тороплюсь.
В момент когда польза от беготни по улицам начала спадать - я четко понимала, что нужно заниматься чем-то другим. Фанатизма нет. Всё вполне осознанно. У меня по крайней мере.

Я несколько раз оставалась на улице на ночь. Не каждый день, потому что я работаю. Но оставалась. Пару раз прямо с чистых с утра ехала на работу. Было очень странное ощущение ехать на работу после сна на траве, на пенке. Казалось, что я сделала что-то очень важное. Я ехала на работу гордая и довольная. Потому что спать на улице удовольствие сомнительное. И на работе потом еле-еле до конца рабочего дня доживала. Спать дико хотелось.

Я выходила выхожу и буду выходить, потому что на данный момент это единственная возможность повлиять на происходящее в нашей стране. Я первый раз в жизни чувствую себя гражданином России. И первый раз не думаю, что это моё бремя. И кто бы ни был там, за красными стенами, кто бы не ездил по пустынным улицам к своему трону - мы обязаны ответственно относиться к контролю его деятельности, мы должны вникать в проблемы нашей страны, участвовать и пытаться всё исправить. Ещё зимой звучали слова о том, что протест - это работа. Я это на себе почувствовала. Но теперь я знаю, что значит заниматься любимым делом. #Спасибопутинузаэто.

Источник