Общественно-политический журнал

 

"Сургутнефтегаз" - кремлёвский "смазочный фонд"

Российская компания "Сургутнефтегаз" не выдержала экзамен, принятый при капитализме, утверждает The New York Times. Хотя компания торгует ценным товаром и приносит прибыль, на российских биржах ее акции оценивают даже ниже, чем ее денежные высоколиквидные активы.

История с "Сургутнефтегазом" - типичный пример недоверия инвесторов к российской экономике в целом. По сравнению со средним индексом MSCI Emerging-Markets соотношение средней цены российских акций с ожидаемыми доходами составляет 4,28 на данный момент. Иначе говоря, компания, которая добывает в России золото или нефть, оценивается более чем вдвое дешевле, чем компания, которая делает это столь же эффективно в Бразилии или Индонезии.

Россия не может убедить инвесторов в том, что является надёжным местом для вложения денег.

"Сургутнефтегаз" не публикует отчётность по международным стандартам с 2002 г. и не раскрывает своих владельцев.

"Сургутнефтегаз" - компания настолько непрозрачная, что инвесторы даже не знали, что она профинансировала строительство базы подлодок ВМФ РФ в Сибири. Компания отказалась обсуждать эти расходы. Ходят слухи, что компания  - это как минимум "смазочный фонд" Кремля (т.е. деньги, предназначенные для взяток, подкупа).

В годовом отчете компании затраты на базу могли быть внесены  как "внеоперационные затраты» или «социальная ответственность».  Российские  компании постоянно подвергаются этой "системе неофициальных просьб" со стороны Кремля  о финансировании всего, что угодно - президентских дворцов, горнолыжных курортов,  военных объектов. Не имеет значения, для чего предназначено финансирование; вы получаете запрос, и вы не можете отказаться. («Я сделаю ему предложение, от которого невозможно отказаться». Марио Пьюзо «Крёстный отец»).

Газета "Ведомости" указала на возможную причину падения акций "Сургутнефтегаза": по словам аналитиков, Кремль задумал поглощение этой компании "Роснефтью"; недавно президентом  "Роснефти" был назначен Сечин.

«Сургутнефтегаз» - частная компания, её директор и совладелец – член путинского клана Владимир Богданов (№53 на схеме путинского клана, бизнес-партнёр Геннадия Тимченко).

Цитата:

Из крупных бизнесменов с чекистским кланом наиболее тесно связаны банкиры Сергей Пугачев и Сергей Веремеенко (Межпромбанк), нефтяные магнаты Вагит Алекперов ("Лукойл"), Сергей Богданчиков (Роснефть), Владимир Богданов (Сургутнефтегаз), Геннадий Тимченко.

"Корпорация". Россия и КГБ на рубеже веков

Значительную часть добываемой нефти "Сургутнефтегаз» продаёт фирме Gunvor, принадлежащей Тимченко (кликуха "Гангрена", №49,56,68 на схеме путинского клана, бизнес-партнёр Путина по петербургской мэрии).  Кто владеет 70% "Сургутнефтегаза" - загадка. Сама компания утверждает, что большая часть акций принадлежит ее топ-менеджерам.

Цитата:

Клеветники России вот уже несколько лет на страницах ведущих изданий российской и мировой печати (New Times, Washington Post, Wall Street Journal, Die Welt и др.) оживленно обсуждают структуру личного состояния Путина, оцениваемого приблизительно в 40 с лишним миллиардов долларов — 37% акций "Сургутнефтегаза" (18 миллиардов); 4,5% "Газпрома" (13 миллиардов), 50% Gunvor (10 миллиардов).

А если завтра наши враги за рубежом, мечтающие ослабить и расчленить Россию, захотят пощупать Наше Все за гениталии швейцарских счетов Геннадия Тимченко?! Вы представляете, какая зловещая угроза может нависнуть тогда над нашей национальной безопасностью и нашей высочайшей духовностью.

В 2004 и 2005 году глава хедж-фонда Hermitage Capital Уильям Браудер подавал на "Сургутнефтегаз" в суд, требуя выполнять российские законы о ценных бумагах, что могло привести к выплате части денежных резервов, (которые были меньше в то время, но все же значительные), как дивидендов. В ноябре 2005 года власти аннулировали российскую визу Браудера, через неделю Верховный суд РФ решил дело не в его пользу. Браудер говорил в интервью, что причиной его изгнания из России стали конфликты либо с "Сургутнефтегазом", либо с "Газпромом".А Сургут, по его словам, наиболее доходная и наименее дорогая компания в России.

Источник

Цитата:

В 1987 году Адольф Смирнов, на тот момент заместитель генерального директора «Киришинефтеоргсинтеза» (известного как «Кинеф»), крупнейшего российского нефтеперерабатывающего завода, подразделения «Сургутнефтегаза», отвечал за организацию продаж продукции «Кинефа». Он создал структуру под названием «Киришинефтехимэкспорт», также известную как Kinex. Малов был назначен заместителем генерального директора Kinex. Kinex отвечала за продажи нефтепродуктов «Кинефа» и закупки за рубежом необходимых материалов и оборудования. В конце 1980-х годов Тимченко, а затем и Катков также поступили на работу в Kinex. Примерно в то время Тимченко установил хорошие отношения с Путиным, который занимал пост вице-мэра Санкт-Петербурга … Заместителем Путина в то время являлся Игорь Сечин .

Вскоре Kinex был преобразован в отдельную от «Кинефа» компанию и в 1991 году переехал в собственный офис. Управляли Kinex Смирнов,  Тимченко, Катков и Малов (здесь и далее в судебном решении эта группа лиц названа «Kinex partners». ). В период перестройки деятельность Kinex приносила большую прибыль, особенно после того как компания занялась нефтетрейдингом. Тимченко, базируясь в Хельсинки, работал на Urals Group (одна из первых частных структур в СССР, получившая право экспорта нефти. ). Затем, действуя в интересах «Kinex partners», установил контроль над бизнесом Urals Group в Скандинавии.

В 1994 году Kinex была преобразована в акционерное общество. В 1995-1996 годах «Кинеф», «Сургутнефтегаз» и Kinex были приватизированы. «Кинеф» стала частью «Сургутнефтегаза», однако Kinex сохранила независимость. В 1995 году, когда был приватизирован 51% акций Kinex, акции были переданы сотрудникам предприятия, включая топ-менеджеров Малова, Каткова, Тимченко и Смирнова. Свои пакеты акций они увеличили в 1996 году, когда были приватизированы оставшиеся 49% акций Kinex. …В 1998 году, вскоре после финансового кризиса, компания была признана банкротом и была замещена новой компанией, которая получила название Kinex Group, единственными акционерами которой являлись «Kinex partners».

 В 1989 году  Никитин и его тесть, бывший капитан корабля, создали в Санкт-Петербурге консалтинговую компанию. Бизнес был очень успешный. В 1992 году Никитин заработал свой первый миллион долларов. В 1992 году Малов в интересах «Kinex partners» предложил Никитину развивать совместный с Kinex шипинговый бизнес. Никитину было предложено создать компанию, которая бы перевозила грузы Kinex. Прибыль от ее деятельности предполагалось делить пополам между Никитиным и «Kinex partners». Таким образом, в 1992 году учреждена компания Kirishi Shipping. В 1998 году этот бизнес был поглощен компанией Premium Nafta Products ltd (PNP) зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Ее офис располагался в Санкт-Петербурге, бенефициарами компании были Никитин, Малов,  Катков и Тимченко, который распоряжался долей  Смирнова как своей собственной (Адольф Смирнов умер в 2004 году). Поскольку Kinex в 1990-е годы процветала, бизнес Kirishi Shipping, а затем и PNP быстро рос. К концу 1990-х компания переваливала в месяц около 1 млн т груза, фрахтовала около 200 судов за год. Суда фрахтовались на спотовом рынке. Однако примерно в 2000 году Никитин пришел к выводу, что PNP необходимо начать брать суда в долгосрочную аренду. Эта возможность обсуждалась с «Kinex partners».

189. Никитин стал также партнером в железнодорожном бизнесе Kinex, который позже был передан под управление офшорной компании Nikolas Invest Corporation. Прибыль от бизнеса делилась между Никитиным, «Kinex partners» и  Ааду Лукасом, который имел долю в проекте и частично контролировал нефтеперевалку эстонской компании «Пактерминал» (Таллин). В 1999 году Kinex начала торговать сырой нефтью, получаемой от компании «Сургутнефгегаз» (продолжая операции с нефтепродуктами с Киришского НПЗ), поставки шли через зарегистрированную на Британских Виргинских островах компанию Gunvor Energy. Сырая нефть поставлялась по трубопроводу на завод в Киришах, затем железнодорожным транспортом перевозилась в порты на Балтийском море. В этом бизнесе были задействованы и PNB (шипинговая компания), и железнодорожная компания, в которой участвовал  Никитин. Бенефициарами Gunvor Energy были  Никитин, Тимченко, Катков, Малов,  Лукас, а также Торнбьорн Торнквист, друг Тимченко.

Лондонский суд о Геннадии Тимченко

Цитата:

Когда в 1993 году правительство Гайдара разделило российскую нефтянку на несколько компаний, «Сургутнефтегазу» с его месторождениями в Западной Сибири достался нефтеперерабатывающий завод в Киришах в Ленинградской области. Вскоре реальный и юридический контроль над «Сургутнефтегазом» получил Владимир Богданов, его генеральный директор с 1984 года. С поддержкой Богданова и другого известного советского нефтяника Вагита Алекперова 35-летний комсомольский босс Собянин в 1991 году стал мэром нефтяного города Когалыма. В 1993-м он уже стал вице-губернатором ХМАО, главной нефтяной провинции России.

Бывшие чиновники питерской мэрии вспоминают, что тогда на НПЗ в Киришах положила глаз тамбовская преступная группировка, которая контролировала практически весь Санкт-Петербург и начинала экспансию по окрестностям. Богданов отправил разбираться Собянина. И именно тогда он якобы познакомился с Путиным, и тот помог ему решить вопросы завода с преступностью.

Собянин вообще был партнером Путина и его соратника Геннадия Тимченко по питерскому нефтебизнесу, утверждает политолог Сергей Белковский: Путин и Тимченко обеспечивали оперативное управление заводом, Собянин отвечал за поставки. Структуры Тимченко стали продавать продукцию Киришей за рубеж. На этой почве Собянин научился отлично ладить с нефтяниками. В его регионе работали и «Сибнефть», и «Сургутнефтегаз», и «Газпром», и ЛУКОЙЛ — он со всеми выстроил отношения.

Наместник Путина