Общественно-политический журнал

 

 

О так называемой «нехватке» хлеба и сахара в Питере в 1990-х гг.

Министр спорта РФ Виталий Мутко, будучи чиновником мэрии Петербурга, в начале 90-х, подобно Путину, пытался раздобыть для города продовольствие. Удалось ли это Виталию Мутко? Бывшие депутаты Петросовета, пытавшиеся разыскать исчезающие продукты, вспоминают события тех дней.

Бывший депутат Петросовета (1991-1993г.) Станислав Сухарский:

- В конце 1990-начале 1991 года в Петербурге разразился продовольственный кризис. Известный в городе журналист Александр Невзоров рассказал по телевидению, что товарная станция в Петербурге забита вагонами с сахаром. При этом сахара в городе было просто не достать.

В это же время при мэрии Санкт-Петербурга работала специальная комиссия по сахару: директора пищевых предприятий (ликеро-водочных, кондитерских) по субботам докладывали непосредственно Виталию Мутко, сколько сахара они получили и потратили. Перед Мутко отчитывались и военные, и автотранспортные предприятия, вплоть до "Автобазы номер один". Какова тогда была конкретная должность Мутко, я не помню. Вскоре он стал заместителем мэра города - председателем комитета мэрии по социальным вопросам.

Я, как бывший участковый милиционер, работал в комиссии Петросовета по контролю за правоохранительными органами. И вот после выступления Невзорова председатель нашего комитета Игорь Кучеренко передал мне поручение главы комитета Петросовета по продовольствию Марины Салье войти в этот комитет. Он мне говорит: "Ты, как мент, попробуй провести расследование".

Сначала Салье меня "откомандировала" на товарную станцию, где я записывал все: сколько вагонов сахара прибыло (прибывал он с Украины), какое предприятие его получило и сколько. Как депутат я имел такие полномочия. А потом я пошел на собрание у Мутко.

И вот на собрании в мэрии встает директор ликеро-водочного завода и начинает отчитываться перед Мутко. Цифры не сходятся. Когда директор закончила свое выступление, я поднял руку. Мутко спрашивает: "Что у вас"? Я отвечаю: ликеро-водочный завод получил на сотню тонн сахара больше, чем говорит директор. Директор отвечает: "Не может быть, вот рядом со мной главный бухгалтер, он подтвердит".

Мутко отвечает: "Останьтесь потом, решим этот вопрос".

Встает директор следующего предприятия, отчитывается. И одно и то же у всех - сотни тонн сахара не сходятся!

Короче, ОБХСС по моему обращению возбуждает уголовное дело. Я дал показания, с меня взяли подписку о неразглашении. Проходит месяц, я звоню в ОБХСС – нет результата. Ко мне приезжает инспектор ОБХСС и чуть ли не на коленях умоляет: "У меня двое детей..." Я спрашиваю: "Кто-то потребовал от тебя прекратить дело?" - "Да, вот так вот получилось, что мы этим делом больше не занимаемся", - отвечает он.

Далее это дело передали в чрезвычайный комитет КГБ по продовольствию, который существовал тогда. Проходит месяц. Звоню туда. Ничего. "В чем дело?" Нет ответа. Так все и заглохло.

Но, что самое поразительное, Мутко ни разу не поинтересовался: что с этим сахаром? Ведь он, теоретически, за это отвечал в первую очередь. Расследование закончилось тем, что мне показали в КГБ бумагу о том, что запасы сахара делаются не на три года, как планировалось, а на пять. Меня это не убедило. Я спрашиваю: "Но все-таки сотни тонн сахара, о которых идет речь, на какие предприятия ушли?" Ответа я не добился.

Сахара тогда нигде не было, вообще продовольствия не было, по талонам получали. В холодильниках мяса тогда хватало на 2-3 дня. Я предложил Салье: "Я видел очень много тушенки на складах, давайте раздавать людям тушенку..."

По поводу хищения сахара и заведенного уголовного дела я тогда выступил по телевизору и радио. Мне звонит начальник первой спецавтобазы и говорит "Вы не можете приехать ко мне домой?" Я ответил: "У меня есть рабочий кабинет, приезжайте и будем разбираться". Больше он не звонил.

После выступления по радио и на телевидении зимой 1992 года у меня сгорела дача под Петербургом. Я просыпаюсь - вижу зарево. Думаю: кто это горит? Поднимаю голову – это шифер надо мной.... Я думал – ну мало ли, может неосторожно с огнем обращались? Хотя мои коллеги по Ленсовету предполагали, что это было связано с сахаром или с другими моими расследованиями....

А затем Марина Салье меня на Украину отправила за картошкой. Мне ставили палки в колеса от мэрии при выдаче различных бумажек. И я понял, что делалось все, чтобы опорочить депутатов Ленсовета, - рассказал Станислав Сухарский .

Еще один очевидец тех событий, бывший депутат Петросовета (1991-1993), руководитель комитета по контролю за правоохранительными органами Игорь Кучеренко вспоминает:

- Перед новым, 1992 годом, месяца за полтора с витрин стали исчезать хлебобулочные изделия, сахар, и от Марины Салье мне стало известно о том, что это саботаж. Я выступил по телевизору - по пятому каналу - и сказал: "Нам все известно. Ответят все, кто ответственен за этот саботаж". Программа в эфир вышла в 19 часов. А утром, к 9 часам ко мне уже поступили протоколы собраний трудовых коллективов, возмущенных ложью и клеветой, которую Кучеренко на них вылил. Такое впечатление, что они проводили собрания ночью.

- Какие именно коллективы возмущались?

- Коллективов было много. Например, фабрика "Красная заря", пекарни, кондитерские фабрики. В общем, предприятия легкой и пищевой промышленности. Явно эти собрания, если они вообще были, были кем-то инспирированы. Требовали, чтобы Ленсовет и, в частности, заместителя председателя Ленсовета Кучеренко прекратили клеветать на чиновников, которые из кожи вон лезут, чтобы накормить Петербург.

В результате Марина Салье направила Станислава Сухарского и еще ряд людей непосредственно на предприятия, которые потребляли сахар, и на товарные станции. Вагоны с продовольствием загонялись на запасные пути и там стояли. И вот эта комиссия во главе с Сухарским вскрывала пломбы, открывала вагоны с сахаром, с мукой. Комиссия Марины Салье провела колоссальную работу, в итоге через несколько месяцев ситуация с продовольствием выправилась, - сказал Игорь Кучеренко.

Игорь Кучеренко говорит, что о роли Виталии Мутко в контроле за сахаром в Петербурге не помнит: "Я не помню. Теперь Мутко у меня ассоциируется только с "ай вил спик фром май харт".

Корреспондент РС направил Виталию Мутко запрос с просьбой о комментарии в Министерство спорта, туризма и молодежной политики РФ. В ответ начальник пресс-службы Людмила Деревянко сообщила корреспонденту РС, что у Виталия Мутко, скорее всего, не будет времени ответить на такой запрос.
http://moscou-actu.livejournal.com/464217.html

Андрей Илларионов