Общественно-политический журнал

 

 

Ходорковский об очередном сроке Путина: обострение неизбежно

 Михаил Ходорковский ответил на вопросы «Аль-Джазиры»

Как изменилась Россия, начиная с 1999г, когда Путин впервые стал президентом страны?

К 1999 г. Россия завершила тяжелейший этап реформ. Были перенастроены хозяйственные связи, разрушенные из-за развала СССР и СЭВ. Началось посткризисное восстановление экономики, укрепление государственных и общественных институтов.

Уставшее за годы реформ, обедневшее население искало стабильности и экономического достатка. Отрезанная от внутреннего российского рынка Чечня металась в поиске выхода из сложившейся ситуации.

Прошло 12 лет. Мировая цена на главный российский товар – нефть – выросла в 10 раз. Пропорционально выросли номинальные доходы населения. Однако, внутренние цены и тарифы увеличились 4-5-кратно. В 10 раз выросли масштабы коррупции (с 30 до 300 млрд.долларов в год).

Восстановление промышленности пошло по староиндустриальной модели – сырье, сборочные производства, устаревшие технологии. Доля сырьевых доходов возросла.

Развитие государственных институтов подменено созданием симулякров (зависимые, подконтрольные исполнительной власти, суд и парламент; нечестные выборы; назначаемые региональные власти; ограниченно свободные СМИ). Кремлевский ставленник в Чечне за счет федерального бюджет строит благополучную витрину, за которой скрывается клерикально-тоталитарный режим.

Будет ли его следующий президентский срок отличаться от предыдущего?

Общественная апатия проходит. Городской средний класс обретает ощущение собственной политической значимости и идентичности. Общественная активность транслируется из столиц в провинцию. Люди хотят сами определять свою судьбу.

Первый и второй путинский срок обеспечивались постоянно растущими (30% в год) нефтяными доходами и притоком капитала в страну. Уставшее от перемен и реформ 90-х население пребывало в политической апатии, Путин, распределяя внезапное богатство и асфальтируя политическое пространство, отвечал чаяниям значительной части общества.

Сегодня ситуация иная: прежние темпы роста цен на нефть вряд ли возможны. Внутри страны возник запрос на перемены, на современные государственные институты, на политическую конкуренцию и т.д. Вызывает сомнение способность власти ответить на этот запрос, сохранив основы архаичного режима.

Способен ли Путин к изменениям?

На мой взгляд – нет. А, значит, количество точек напряжения будет возрастать с каждым годом.

Подвело ли Ваc международное сообщество, продолжив вести бизнес в Россией?

К моменту своего ареста в 2003 г. я занимался бизнесом уже больше 15 лет, и прекрасно осознавал принципы этой игры. Ожидать, что кто-то поступится своей выгодой во имя гуманитарных ценностей, было бы наивно. Однако, переоценка рисков рынком была произведена.

Премия выросла. Платить ее пришлось и приходится российской экономике.

В то же время, гражданское общество западных стран показало, что для него права человека – не пустой звук, и я благодарен множеству людей за поддержку, за признание меня и моего друга узниками совести. Эта поддержка, возможно, помогла нам сохранить жизнь и здоровье за долгие тюремные годы.

Источник