Общественно-политический журнал

 

 

 

Свидетельства заключенных: взятки берут за все, даже за условно-досрочное освобождение

Администрация ИК-1 в Копейске Челябинской области после отъезда из колонии правозащитников закрыла в штрафной изолятор все тех, кто раскрыл комиссии правду о событиях голодовки 11-12 мая 2012 года, об избиении спецсредствами (дубинками) их товарища Сергея Сандрикина.

Напомним, более 100 заключенных в знак протеста против избиения их товарища администрацией колонии объявили голодовку 11 мая 2012 года, расположившись в мечети (молельной комнате), столовой, единых помещениях камерного типа, ССУ и других.

Руководство колонии пообещало удовлетворить все требования заключенных, если они прекратят голодовку. Они прекратили. Но о голодовке уже прознали на воле, и в ИК-1 нагрянула комиссия общественников.

Она опрашивала по своему списку как раз тех, кого сегодня кинули в штрафной изолятор.

В ШИЗО сидят Алексей Крымский (на фото), Асим Ахмедов, Рамиль Галиуллин, С. Хучбаров, А.Ташрипов, всего более 10 человек. Заключенные предполагали такое развитие событий, так и говорили уполномоченному по правам человека в Челябинской области Алексею Севастьянову: как только вы уедете, нас закроют в ШИЗО.

Не только отправили в ШИЗО, но и предварительно объявили выговоры с занесением в дело. Изолятор -это уже вторая форма наказания. Понятно, что администрация ИК-1, явно не ожидавшая, что у зэков хватит решимости рассказать о том, что творится в колонии, теперь жестко мстит рассказчикам. На комиссии 16 мая 2012 года, куда по одному вызывали заключенных из списка, и начальник ИК-1 Алексей Титов, и помощник руководителя ГУФСИН по правам заключенных Василий Назаркин вели себя вызывающе нагло. Перебивали заключенных: вы сами видели факт избиения (понятно что бьют охранники без свидетелей), вас что-ли избивали (подтекст тебе какое дело?), лгали, на ходу меняя свои показания, уводили разговор с темы. Невольно в такой ситуации любой посторонний начинает проникаться симпатией и доверием к заключенным, а не к сотрудникам администрации. А ведь должно быть наоборот.

Заключенные говорят, что снова решатся на голодовку, членовредительство, и просят вмешаться в ситуацию прокуратуру Челябинской области. Они утверждают, что ей они готовы рассказать о фактах коррупции и взяточничества в ИК-1. По их утверждению, до работающих арестантов, а в ИК-1 есть автомастерские, швейный цех, доходят копейки, настоящие суммы оседают в других карманах. А взятки берут за все, даже за условно-досрочное освобождение.