Общественно-политический журнал

 

 

Второй раунд

Надо осознавать, что нам противостоит соперник, который пока превосходит нас во всем, кроме мышления. Но чем дольше мы продержимся, тем больше вероятность, что удастся сломать его психологически.

В 1974 году Мухаммеда Али спросили, чем он собирается побеждать Джорджа Формана. Вопрос был не праздный: Форман — молодой и непобедимый чемпион, с сокрушительным ударом. До боя с Али он брутально за два раунда вбил в ринг Джо Фрейзера и Кена Нортона — боксеров, которым до этого Али проиграл. «Слабость Джорджа в том, что он никогда не слышал звон гонга на седьмой, восьмой или девятый раунд», — сказал Али. В том бою «величайший» висел на канатах, а Форман избивал его семь раундов из восьми. В восьмом Форман устал и надломился. Не столько физически, сколько психологически. Через 22 года в другом чемпионском бою Эвандер Холифилд точно так же сломает превосходящего в скорости, технике и силе удара Майка Тайсона, ни один из предыдущих соперников которого с момента возвращения его на ринг не смог продержаться и трех раундов.

Если ты брутальный мачо, привыкший ломать противника нахрапом, а именно такой подход к жизни исповедует наша власть, самое страшное для тебя, когда соперник сразу не ломается.

Проиграв в декабре-марте, в мае протестующие неожиданно вышли на второй раунд. Одно это заставило власть психовать и вести себя неадекватно. Надо признать, что шансов на победу у нас сейчас не больше, чем в предыдущем эпизоде противостояния. Пока нам почти нечего им противопоставить. На стороне действующей власти все ее источники по Тоффлеру — сила, деньги и большая часть информационного ресурса.

Чтобы понять, как именно Владимир Путин монопольно контролирует жизнь в нашей стране, надо абстрагироваться от декоративных в российских реалиях ветвей власти и посмотреть на ее источники — дворец, храм и рынок. Или, если переводить на современный язык, силу, деньги и информацию.

Изначально опираясь на «униженных в 90-е» силовиков, Путин первым делом прибрал к рукам два других источника власти — телевидение и банковскую систему.

Сравните банковские рейтинги 2000 и 2012 годов. Шесть крупнейших банков по размеру активов — государственные Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Банк Москвы и ВТБ-24. Россельхозбанк возглавляет молодой сын бывшего директора ФСБ Дмитрий Патрушев, который пришел к успеху без всякой помощи отца — просто талантливый молодой человек. Крупнейшими после «Газпрома» акционерами Газпромбанка являются люди, которых принято называть друзьями Владимира Путина — Юрий Ковальчук и Геннадий Тимченко. Банк Москвы и ВТБ-24 принадлежат банку ВТБ, позиция государства в отношении которого позволяет предположить, что его глава Андрей Костин — еще более близкий друг старонового президента, чем Ковальчук и Тимченко.

Атаки на неподконтрольные телеканалы — НТВ и Первый — Путин начал еще до того, как поставил своих людей во главе «Газпрома», на руководство которым годом ранее был готов променять пост преемника. Свобода слова в путинской России всегда распространялась только на электорально незначимые СМИ.

Где произошел перелом? Интернет. Практически одновременно с тем, как «национальный лидер» воздвиг могучую информационную дамбу, которая не пропускала в новостной прайм-тайм ничего, кроме многосезонного сериала «Владимир Владимирович», мимо нее потек маленький и незаметный ручеек — интернет. Поток разрастался, и к 2011 году его мощи оказалось достаточно, чтобы вывести на улицы сотни тысяч человек. Отличие интернета от телевидения в том, что его нельзя контролировать, поставив лояльного главного редактора. Его можно только закрыть. Интернет пошатнул монополию Путина на информацию. Он оставил две с половиной ноги у табуретки его власти, и она зашаталась. К сожалению, ничего, кроме половинки этой ножки, которую мы отпилили, у нас нет. Все, что мы можем сделать, — взять ее в руки и продолжать отбиваться.

KermlinRussia

Комментарии

Антон Григорьев (не проверено) on 20 мая, 2012 - 12:08

Эта половинка ножки стула и есть самое главное.

Меня всегда тошнит от заунывных высказываний типа: у них всё есть. а унас нет ничего. Когда я был достаточно крупным руководителем, топ менеджером по-нынешнему, я всегда старался избавляться от просто менеджеров, если они любое мало-мало сложное дело начинали с нытья. У меня ощущение, что такие статьи пишутся по заказу с той целью, чтобы вбить в головы, что даже и не парьтесь, ничего у вас не получится. Во время Войны таких называли паникеры и расстреливали.

Необходимо ежедневно и постоянно делать то, что должно и можно. Каждому на своём месте и используя свои возможности. Цель поставлена - избавиться от насквозь прогнившего режима и обепечить свободные выборы в свободной стране. Если так бы ставился вопрос официальными средствами массовой информации, то результат выборов был другим. И мы бы уже формировали правительство народного доверия и как Китай, строили планы реального развития экономики.

Но правительственные СМИ непреывно далдонили, что без Путина Россия погибнет, не будет пенсий, и будет война. Заморочили головы вконец и без того не очень грамотному электорату.

Ну и что? Сейчас наступает отрезвление. И необходимо всем порядочным людям поддерживать ростки протестного движения, а там будь, что будет. Не нужно забывать, что все структуры, которые поддерживали Путина, сейчас тоже приходят в себя, и думают, а все ли мы правильно сделали. Я надеюсь и уверен в благоразумие нашего народа.

Антон Григорьев