Общественно-политический журнал

 

 

Политическая и общественная самоорганизация

Сейчас происходит стихийный поиск оптимальной формы протеста, который был бы услышан. Общество находится в поиске каких-то новых форм политической оппозиционной активности. После того, как предупреждения очень многих людей и целых структур о том, что, фальсифицируя выборы и потом не устраивая перевыборы, власть уходит за пределы законности и теряет легитимность, не были услышаны властью, она оказалась вне закона.

 А коль власть вне закона, значит, к ней обращаться бессмысленно. Значит, необходимо обращаться к обществу с призывом активизировать усилия по созданию законных форм политической организации общества, то есть политической власти.

Это очень непростой процесс. Результатом неправильных действий власти с 4 декабря по 4 марта явилось то, что называется разрывом правового пространства.

Какие формы сейчас нужны? Демонстрации, как последняя на Болотной, малоэффективны: люди собираются, но сколько можно слушать одно и то же? Вот попытались заняться обсуждением на месте, попытались создать этот лагерь, который во многом, наверное, организует молодежь, причем не только московская. Но и здесь есть масса проблем. Дело в том, что большинство серьезных людей работает, они заняты, и в этих лагерях они жить не могут. Поэтому невольно те, кто в этих лагерях находятся, маргинализируются.

 В тот исторический период, которым я занимаюсь, люди действовали иначе. Это были восстания, революции, всеобщая политическая стачка. И это были очень эффективные формы. Например, всеобщая политическая стачка заставила в 1905 году императора Николая II даровать России конституцию, которую он, надо сказать, в отличие от нынешней власти, пытался соблюдать худо-бедно. Нынешние протестные лагеря скорее, в какой-то степени напоминают студенческие демонстрации 1901-1902 годов, которые предшествовали революции 1905 года.

Вообще, как правило, все начинает студенческая молодежь. Она начинала в России и в других странах, а потом происходила революционизация более широкого слоя общества. Умная власть, видя, что молодежь начала протестовать, должна сама быстро идти на преобразования и реформы. Глупая власть будет пытаться подавлять молодежные движения, и в итоге, конечно, это будет хуже не только для нее, но и для всего общества, для всей страны.

Но нынешние передвижные лагеря – это не последняя форма, это какой-то этап поиска. К чему придет наше общество в конце концов – непонятно, но я уверен, что к чему-то позитивному придет. В любом случае эти попытки политической и общественной самоорганизации – единственное, что возможно в нынешней противоречивой ситуации нелегитимной власти в России.

Андрей Зубов