Общественно-политический журнал

 

 

Фальшивка по фамилии Медведев

Российский политический цирк продлевает свои гастроли, пишут на страницах Foreign Policy старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Лилия Шевцова и президент Freedom House Дэвид Дж. Крамер.

4 года назад Дмитрий Медведев был отобран для того, чтобы погреть путинское кресло. Так хозяин приказывает своему псу "стеречь", указывая на свои снятые сапоги.Теперь, когда Путин возвращается на президентский пост, Медведев займет должность премьера. Обмен постами, о котором было объявлено в сентябре прошлого года, моr быть безропотно принят большинством российских граждан несколько лет назад, но Россия сильно изменилась с тех пор. Этот обмен усилил возмущение многих людей в стране, которые воспринимают его как пощечину. В декабре сотни тысяч россиян вышли на улицы против фальсификации выборов, которые в их глазах сделали президентство Путина нелегитимным.

Многие россияне считают Медведева ничтожеством, от которого останется разве что сокращение числа часовых поясов. Во время его мнимого президентства российская система проявила явные признаки упадка, продемонстрировала растущую роль репрессивных органов и их криминализацию, слияние власти с собственностью и стремление правящих «элит» передать свое богатство и посты своим семьям и приближённым. Медведев был уполномочен только говорить, но не действовать. Чем сильнее он пытался добиться серьезного отношения к себе, тем более комично и жалко выглядел. . Часто телекамеры показывали, как Путин смотрит на своего протеже со снисходительной ухмылкой.

Зачем же Путину оставлять Медведева в качестве премьера? Путин не стремится к эффективности. Его критерии - лояльность, сохранение коррумпированной архитектуры в неуязвимом состоянии и устранение потенциальных угроз. Медведев доказал свою лояльность Путину, и Путин его вознаградил. Пожалуй, единственный плюс возвращения Путина к власти - оно обнажило, что гипотетически-реформаторское президентство Медведева в действительности было фарсом.

Наследие Медведева можно изложить в одной фразе: "Он создал условия для того, чтобы  персонализированное правление Путина продолжалось беспрепятственно".

Он гарантировал преемственность режима и обеспечил Путину удлинение срока президентских полномочий с четырех до шести лет.

Модернизация, как и многое из того, за что выступал Медведев, оказалась обманом надежд. Он призвал к серьезной антикоррупционной кампании, при этом коррупция была всепроникающей во время его пребывания в должности. Он пообещал, что виновные в нападениях и убийствах в отношении журналистов, активистов и лидеров оппозиции будут найдены и переданы в руки правосудия; импотенция  Медведева проявилась, например, в том, что юриста Сергея Магнитского избили и, предположительно, убили в тюрьме за разоблачение коррупции , а сейчас его преследуют посмертно.

К концу президентства Медведева были увеличены полномочия репрессивных органов, возросло преследование оппозиции и административное давление на предпринимателей (каждый третий заключенный в России -  бизнесмен). Вымогательство со стороны полиции или других государственных органов стало  обычным явлением для многих россиян, что привело к росту числа желающих эмигрировать  и рекордному объему  оттока капитала. Россия по-прежнему сильно зависит от экспорта сырья  на фоне сокращающихся расходов на социальные нужды и милитаризации бюджета (одна треть расходов бюджета идёт на "силовые министерства").

Именно при  «либеральном» Медведеве произошло массовое мошенничество на парламентских выборах  в декабре  и президентских выборах  в марте.

Медведев стал похож на слабоумного и бессильного советского лидера Константина Черненко, чье возвышение в качестве генерального секретаря КПСС в 1984 году после смерти Юрия Андропова символизировало распад системы. Несмотря на разницу в возрасте, Черненко и Медведев добились одного и того же результата: углубили в народе отвращение к системе. В то же самое время их бессилие повлекло за собой эрозию страха. Это уменьшение страха может сделать слабый режим еще более хрупким.

И в России, и на Западе многие надеялись, что Медведев олицетворяет собой реальные перемены. Но Медведев недавно раскрыл глаза своим поклонникам. "Я никогда по своим убеждениям не был либералом", - объявил он, приняв предложение возглавить "Единую Россию", признав, по существу,что он врал не только своим западным собеседникам, но и своим согражданам. Медведев стал удобным предлогом для тех, кто хотел примириться или наладить бизнес с Кремлем. На самом деле, его пустая риторика узаконивала российский авторитаризм и помогала российской политической элите и олигархам взаимодействовать с Западом.

Однако, по крайней мере, сейчас те на Западе и в России, кто ожидал, что Медведев приступит к реальным переменам, могут перестать притворяться и надеяться. Формальное возвращение Путина в Кремль откровенно демонстрирует настоящую российскую систему единоначалия, с которой мы имели дело на протяжении последних лет.

По окончании фальшивого либерального президентства Медведева, Кремль, скорее всего,  будет больше полагаться на репрессивные механизмы и разжигать национализм. Это, в свою очередь, усилит разочарование  и гнев общества и может привести к политическим волнениям. В этом году в России произошло уже больше забастовок, чем за весь прошлый год. Разочарование в Медведеве способно убить ложную надежду, что изменения в России будут исходить сверху.  Давление снизу может создать непредвиденные обстоятельства вроде тех, которые недавно наблюдались в арабском мире.

При правлении Медведева режим стал более коррумпированным и дискредитированным, а в стране - стагнация. Единственное  светлое пятно в том, что российский народ проявил признаки пробуждения, растущее желание требовать подотчетности от своего правительства. В воскресной демонстрации приняли участие десятки тысяч демонстрантов, сотни были арестованы и жестоко избиты  ОМОНом, что свидетельствует о том,  что режим теряет легитимность. Силовое подавление, произошедшее в последний день пребывания Медведева в должности, вызывает ещё больше вопросов об устойчивости системы. Готовность протестующих к противостоянию власти показывает, что Россия вступает в неспокойные времена.

"Всем пора расслабиться, это все надолго", - сказал Медведев, готовясь к передаче власти;  он имел в виду свой тандем с Путиным. Подобные глупые и самонадеянные мнения наводят на мысль, что ни Медведев, ни его начальник не извлекли никаких уроков из своего пребывания в Кремле, не говоря уже об уроках долгой российской истории.

Источник