Общественно-политический журнал

 

 

Дело Ходорковского преследует ближайшее окружение Путина

Когда Путин хочет хорошо выглядеть в глазах западных инвесторов, он прибегает к помощи самого телегеничного из своих приближенных - Игоря Шувалова. Частично это связано с тем, что у Путина мало других вариантов. Высокопоставленные представители путинского правительства, свободно говорящие по-английски (а их не так уж много), в основном учили язык в КГБ, что не может не пугать типичный лондонский совет директоров. Полосатые костюмы и каменные лица других сподвижников Путина производят аналогичное впечатление. Поэтому Шувалов уже много лет остается для Путина ценным активом. Именно поэтому последний коррупционный скандал выглядит таким шокирующим – ведь в нем замешан не очередной путинский серый кардинал, а отмытый "до скрипа" путинский посредник Шувалов.

28 марта Wall Street Journal и Financial Times, входящие в число ведущих деловых изданий мира, опубликовали статьи, в которых утверждалось, что Шувалов, занимая высокие государственные посты, заработал десятки миллионов долларов на сделках с российскими олигархами. 3 декабря похожий материал напечатал американский финансовый еженедельник Barron's, но он остался незамеченным на фоне новостей о прошедших на следующий день российских парламентских "выборах". Ни одна из статей не утверждала напрямую, что Шувалов нарушил рыхлое российское антикоррупционное законодательство, однако приведенные в них данные заставляют опасаться, что состояние Шувалова было нажито благодаря взяткам или использованию инсайдерской информации. Хотя это не первый случай, когда кремлевских чиновников обвиняют в коррупции, ранее эти обвинения не затрагивали людей, так близко стоящих к Путину.

В последние недели Шувалов активно опровергает заявления прессы, утверждая в частности, что он «неуклонно следовал правилу и принципу о конфликте интересов». Тем не менее, финансовые документы, цитировавшиеся в газетах, продолжают распространяться по СМИ.

В склонном к теориям заговора мире кремлинологии, эта утечка вызвала настоящую панику. Многие чиновники гадают, какая еще грязь может выйти на свет.

Однако, если пообщаться с друзьями и врагами Шувалова, а также с источниками, близкими к его ведомству, подоплека скандала начинает выглядеть, скорее личной, чем политической. Он, по-видимому, стал результатом цепи предательств, восходящей делу ЮКОСа, которое породило большую часть скандалов путинской эпохи. Это дело началось в 2003 году, года Шувалов был помощником Путина.

В то время одним из ближайших друзей Шувалова был адвокат по имени Павел Ивлев, которого сейчас многие считают источником утечки. Они сблизились, когда вместе учились на самом престижном в России юридическом факультете. Они окончили его во время хаотичного перехода России в капитализму, а потом оба какое-то время работали в одной из влиятельных московских юридических фирм. На рубеже тысячелетий, когда Путин впервые стал российским президентом, друзья высоко поднялись в социальной иерархии. Шувалов руководил аппаратом правительства России, а Ивлев был одним из ведущих юристов ЮКОСа - крупнейшей в России нефтяной компании. Однако их жизненные пути разошлись, когда в 2003 году правительство Путина начало наступление на ЮКОС. То же самое тогда произошло со многими представителями российской элиты.

Это был поворотный момент для страны. Между ее основными политическими кланами фактически разгорелась война. Путин, поддерживаемый кликой бывших сотрудников КГБ и приведенных им в Кремль технократов из его родного Санкт-Петербурга, решил уничтожить бросившего ему политический вызов главу нефтяной империи ЮКОС Михаила Ходорковского. Хотя Ходорковский был самым богатым и влиятельным в России олигархом, и его состояние превышало 15 миллиардов долларов, он мало что мог противопоставить находившейся под путинским контролем системе правосудия. 25 октября 2003 года его арестовал спецназ на взлетной полосе одного из сибирских аэропортов. Вскоре окружение Ходорковского оказалось поставлено перед выбором: присоединиться к нему в тюрьме или дать против него показания.

По словам Ивлева, именно такое предложение ему сделали в ноябре 2004 года. «В сущности, это было трудно назвать предложением, - сообщил Ивлев , вспоминая встречу со следователями, занимавшимися деятельностью его компании. - Фактически они пришли ко мне с дубинкой и пригрозили засунуть ее мне в задницу, если я не скажу о Ходорковском то, что они хотели от меня услышать». По его словам, он уклонился от их расспросов и решил обратиться к другу за помощью. К тому моменту Шувалов был одним из доверенных помощников Путина, и Ивлев думал, что он достаточно близок к президенту, чтобы повлиять на ситуацию. «Но я понял, что он то ли не может, то ли не хочет помочь, - заявил Ивлев. – Он стал частью системы».

Источник, принадлежавший в это время к одному кругу с Ивлевым и Шуваловым, утверждает, что Шувалов действительно хотел помочь. «Вопрос заключался в том, поможет ли Ивлев себе сам, - утверждает этот источник. – Многие дали нужные показания, и сейчас они на свободе и хорошо себя чувствуют».

Как бы то ни было, Ивлев отказался сотрудничать со следствием. Вместо этого в день допроса он направился прямо в аэропорт и улетел из страны, даже не упаковав чемодан. В следующем году он поселился в США, а в 2010 году получил американское гражданство. Иммиграционное ведомство Соединенных Штатов, по-видимому, решило не обращать внимания на то, что Ивлев находится в международном розыске по предъявленному Россией в связи с делом ЮКОСа обвинению в хищении, которое сам адвокат отрицает. Тем временем в Москве Ходорковский был в 2005 году приговорен к девяти годам лишения свободы. Небольшая группа его помощников сделала трудный выбор и осталась в России, чтобы бороться за ЮКОС в судах.

Одним из них был Василий Алексанян, начальник правового управления ЮКОСа, бывший в университете однокурсником и другом как Ивлева, так и Шувалова. Он защищал нефтяную компанию, но в апреле 2006 года сам был арестован по обвинению в уклонении от налогов и отмывании денег. Власти почти три года продержали его в следственном изоляторе. За это время у него развились СПИД, рак печени, слепота и туберкулез. Причиной этого отчасти было неадекватное лечение в тюрьме. Он утверждал, что в обмен на доступ к медицинской помощи следователи требовали от него дать ложные показания против Ходорковского, но он отказывался это делать. Алексанян вышел на свободу под залог лишь в начале 2009 года - после того, как освободить его потребовал Европейский суд по правам человека. Примерно три года спустя, 3 октября 2011 года, он умер в Москве в возрасте 39 лет от осложнений СПИДа.

На следующий день после смерти Алексаняна Шувалов выступал с очередной презентацией для американских инвесторов на деловой конференции в Чикаго. Зал был заполнен бизнесменами, уже успевшими выпить кофе и готовыми общаться с важным гостем. К удивлению Шувалова среди них оказался и его старый друг Ивлев. «Игорь, приятно видеть Вас здесь», - сказал Ивлев в микрофон, когда Шувалов закончил свою речь. Они увиделись в первый раз за много лет. «Сегодня пришла грустная новость о том, что наш друг Василий Алексанян умер, - заявил Ивлев, согласно стенограмме конференции. - Вы знаете, кем он был, что он сделал и как умер. Мой вопрос: что Вы лично собираетесь сделать… для борьбы с пандемической коррупцией, которая распространилась по всей стране».

В ответ Шувалов ясно дал понять, на какой он стороне. «Вчера, когда я смотрел телевизор, я узнал, что Василий Алексанян умер от СПИДа или еще от чего-то, - заявил Шувалов о своем бывшем однокашнике. – Это печально, что он умер, но ЮКОС нельзя назвать чистой компанией». Далее он назвал гибель ЮКОСа шагом к очищению России от олигархов, которые в 1990-х годах взяли под контроль судебную систему. «Люди из ЮКОСа крайне коррумпированы. Я это точно знаю, потому что они приходили и ко мне в кабинет», - заявил Шувалов с трибуны, добавив: «Он был выбран, чтобы с него начать. Вместо него мог быть выбран кто угодно».

Многих из тех, кто присутствовал при этом, поразила резкость ответа Шувалова – особенно с учетом того, что тело его друга Алексаняна ещё даже не успели  предать земле. Однако близкий к российскому правительству источник на условиях анонимности объяснил, что это обычный стиль Шувалова. «Именно поэтому в аппарате Путина его прозвали «ледоколом», - утверждает он. – Оказавшись в трудной ситуации, он может реагировать очень резко. Это и произошло в Чикаго». Когда конференция закончилась, Ивлев направился в номер Шувалова в гостинице Swissôtel, в которой проходила конференция, и сообщил своему другу, что он присоединяется к оппозиции путинскому режиму. «Я сказал ему, что я сделал выбор, - заявил Ивлев TIME. – Может быть, он почувствовал в моих словах какую-то угрозу, но я ему не угрожал».

Через два месяца Шувалов оказался в центре масштабного коррупционного скандала. Сославшись на финансовые документы его семьи, журнал Barron's сообщил, что он нажил состояние в 119 миллионов долларов благодаря сомнительным займам и торговле акциями, причем ряд сделок с некоторыми из богатейших российских олигархов он заключал, находясь на высоких государственных постах. Шувалов отверг эти обвинения, однако 28 марта аналогичные статьи, по-видимому, основанные на тех же самых документах, опубликовали Wall Street Journal и Financial Times.

В тот же день юридическая фирма, в которой раньше работал Ивлев, обвинила его в передаче документов западной прессе. «Ивлев действует в ущерб интересам семьи Шуваловых, сознательно извращая факты», - заявило адвокатское бюро «АЛМ Фельдманс», в котором в 1990-х годах работали Фельдман и Шувалов. Сейчас чиновники опасаются еще более обширной утечки, способной запятнать репутацию многих в правительстве. «АЛМ Фельдманс» заявило, что после отъезда Ивлева из России в 2004 году из бюро «пропали многочисленные документы, касающиеся клиентов»

Ивлевьне подтвердил и не опроверг свою причастность к утечке. По его словам, смерть Алексаняна стала его личным переломным моментом. Он заявил, что для него это была трагедия, и что реакция Шувалова на его вопрос не сделала ситуацию легче. «Я понял его позицию, но она неправильна. Она несправедлива». Вскоре после этого Ивлев решил, что он будет делать все, что в его силах, чтобы свергнуть правительство Путина.

Его стратегия направлена на два фронта. В Нью-Йорке Ивлев совместно с сыном Ходорковского Павлом занимается лоббированием и ведет кампанию против российской коррупции. В Москве он заключил союз с лидером антипутинского движения Алексеем Навальным. Навальный, юрист по образованию, согласился быть представителем Ивлева в России и 30 марта разместил в своем блоге, который читают около миллиона человек в месяц, документы семьи Шуваловых. Он также призвал армию своих последователей «объявить священную войну» Шувалову за его причастность к коррупции.

 Навальный пообещал официально обратиться в министерство юстиции США с просьбой начать расследование на основании того факта, что в документах Шувалова упоминается, как минимум, один гражданин США. Он также планирует довести это до сведения посла США в Москве (посольство отказалось это прокомментировать). «Это самый эффективный способ вести кампанию, - заявил Навальный TIME. – Этих жуликов не волнуют жалобы в российскую прокуратуру, но они боятся, что им запретят ездить на Запад». «Это самый эффективный способ вести кампанию, - заявил Навальный. – Этих жуликов не волнуют жалобы в российскую прокуратуру, но они боятся, что им запретят ездить на Запад».

Это вдвойне относится к Шувалову, работа которого - ездить по мировым финансовым столицам и убеждать людей, что Россия – безопасное место для инвестиций. Главная ирония происходящего заключается в том, что даже самые строгие критики Шувалова признают, что он вполне подходит для этой работы. Из всех чиновников путинского правительства он считается самым открытым и честным. В отличие от многих своих коллег он официально задекларировал семейный доход и недвижимость, включая дом в Австрии и квартиру в Лондоне, несмотря на то, что такая открытость не могла не привлечь внимания. «Вопрос в том, зачем нужно нападать на Шувалова? – заметил источник близкий к российскому правительству. – Какой сигнал это посылает другим чиновникам? Вперед, декларируйте ваши активы и получите по голове? Такой сигнал может заставить их только увеличить скрытность».

Однако Ивлев смотрит на это иначе. Для него важно доказать, «что в команде Путина нет "хороших парней" – без всяких исключений», - говорит он. Тем не менее, существует один вопрос, который беспокоит его в связи со всем этим скандалом, - и это вопрос предательства. Несмотря на историю дела ЮКОСа, Ивлев до сих пор считает Шувалова своим другом. «Лично для меня все это очень тяжело, - говорит он, - потому что я вижу его лицо, вижу лицо его жены Ольги и понимаю, как это болезненно. Однако факт в том, что он остается частью путинской команды. Поэтому дружба не относится к делу».

Источник