Общественно-политический журнал

 

 

Что произошло в Ярославле

Победа независимого кандидата на выборах мэра Ярославля - это безусловное поражение "Единой России", но отнюдь не победа оппозиции. То есть это, конечно, победа в том смысле, что усилиями оппозиции и общественных организаций удалось провести относительно честные выборы и не дать партии власти в очередной раз смухлевать в день голосования. Это, можно сказать, техническая победа. Однако персональную победу независимого кандидата Евгения Урлашова над единоросом Яковым Якушевым победой оппозиции назвать трудно.

Сам Урлашов оппозиционером себя не считает. Он вообще уверен (по крайней мере говорит), что в его победе никакой политической подоплеки не было. "Просто людям надоела в Ярославле жизнь такая коррупционная, дикая семейственность во власти. Люди хотели изменений, обыкновенных перемен", - объяснил он "Эху Москвы". Это конечно, верно, но перемены переменам рознь. Они могут оказаться и к лучшему, и к худшему. Что будет делать Урлашов, совершенно неясно.

Интересы избирателей он понимает весьма упрощенно: "Они хотели, чтобы ЖКХ у нас развивалось, ремонты домов, дорог осуществлялись, детские сады строились". Он аккуратно дистанцируется от оппозиционных сил, которые его поддерживали. "Я сам по себе иду", - говорит он. Он как бы вне политики.

Возможно, в иные, более благополучные времена такая позиция мэра крупного регионального центра была бы даже привлекательной. Но сегодня, когда жесткая политика правительства затрагивает интересы едва ли не каждого жителя России, видеть мэра исключительно в роли "крепкого хозяйственника" как-то странно. Ведь политика - это не только взаимоотношения власти и оппозиции, не только грызня прикормленных кланов, не только отношения между государствами, но в гораздо большей степени отношения между гражданином и властью. А граждане живут не только в Москве, и власть сидит не только в Кремле. Граждане живут также и в Ярославле, и власть у них ярославская. Мэру объявить себя вне политики - это значит отдать политику на откуп всем желающим. Тогда кто будет фактически стоять во главе Ярославля? На гербе Ярославля изображен медведь. Он окажется кровным братцем единоросовских медведей или будет хозяином в своей берлоге?

Пока неизвестно, как поведет себя мэр Урлашов: попытается организовать жизнь в городе на иных политических началах или просто сменит один клан другим и продолжит дело своих предшественников. Его намерений толком никто не знает. Серьезной политической биографии за ним нет. Всего лишь осенью прошлого года он вышел из "Единой России" и считает, что в ней "немало толковых, нормальных людей". Ну, понятие нормы у всех могут быть разные. Кто-то считает толковыми людьми ловких жуликов, кто-то считает нормальными серийных убийц.

Выборы в Ярославле знаменательны. Они показали - и это, мне кажется, их главный положительный смысл, - что российское общество проснулось не только в Москве и Петербурге. Рассуждения о дремотной провинции, которой ничего не нужно и которую ничто не интересует, оказались мифом, сочиненным скорее всего в Москве на Старой площади. 70% избирателей, проголосовавших против власти, - это воодушевляющий показатель.

Другое достижение - удачный опыт принуждения властей к честному голосованию. Не кристально честному, но все же достаточно честному для того, чтобы итоговый результат волеизъявления избирателей не был искажен.

И наконец, третий знаменательный результат ярославских выборов - приобретенный отрицательный опыт. Правда, его еще следует осознать. Выбор кандидата только потому, что он не состоит в партии власти, - выбор избирателя эмоционального, избирателя политически наивного. Выбор от противного - плохой выбор, ненадежный, непродуманный, может быть, вынужденный. Возможно, у ярославского избирателя ко дню голосования уже просто не оставалось других вариантов. Но возможно также, что ситуация была смоделирована властями изначально.

"Единая Россия", судя по многим признакам, уже давно перестала быть для Кремля единственным оплотом и надеждой. Теперь, когда ее престиж в обществе крайне низок, использовать ее в качестве пугала для повышения рейтингов других своих выдвиженцев - неплохая политтехнологическая находка. Было бы странно, если бы Кремль не пытался использовать протестные настроения в своих целях. Тут ему на руку и детский по своей наивности призыв Алексея Навального голосовать за кого угодно, но только не за "Единую Россию", и абсурдный по возможным последствиям лозунг "Ни одного голоса Путину". Как будто Зюганов на посту президента чем-то лучше Путина!

Власть легко может сыграть на общественном недовольстве "Единой Россией". Для этого сейчас достаточно стать ее шумным оппонентом, а то и просто не состоять в ней. В свое время Борису Ельцину и умной части партноменклатуры оказалось достаточным объявить себя антикоммунистами, чтобы политически наивный народ вверил им бразды правления страной. При поддержке скороспелых "оппозиционеров" Ельцин получил от народа мандат на превращение России в цивилизованное правовое государство и закономерно привел страну в Большой Путинский тупик. Сейчас опасающаяся крушения власть наверняка захочет испробовать старый рецепт. А тех, кто будет выступать против имитационной оппозиции, политические дельцы новой формации будут обвинять в попытках раскола и объявлять непроходимыми маргиналами.

Звучит банально, но все еще верно: зрелое гражданское общество голосует не "против", а "за". Не против Путина с кем попало, а за свой выбор против всех остальных. Этот выбор еще предстоит сделать, и не один раз: найти достойных кандидатов на управление поселком, городом, регионом или страной.

Что произойдет с ярославской победой, мы скоро узнаем. Окажется Урлашов ставленником московской власти или упорным бойцом, отстаивающим интересы своих избирателей, покажет самое ближайшее будущее. И это будет очень интересно.

Александр Подрабинек