Общественно-политический журнал

 

 

 

Заявление Надежды Толоконниковой от 30 марта 2012 г.

Все люди, с котоырми мне за годы творческой деятельности довелось работать, были очень необычными для Москвы — они не добивались денег и комфорта, они не ходили в "Жан Жак". Если они посещали кафе, то выбирали такое, где можно заниматься обсуждением, планировать акции, ничего при этом не заказывая. Им жаль было тратить время и свое сознание, готовое вместить и трансформировать все окружающее, на постоянную бытовую гонку и стремление к все большему житейскому комфорту.

Сердце их не отягощалось ни объедением, ни пьянством, мысли их полностью были заняты тем делом, над которым они в этот момент работали. Они работали много, горячо и увлеченно. Не останавливало даже понимание того, что платой за их деятельность может быть тюрьма. Вообще же в жизни они занимались либо самообразованием, тренировкой себя, либо действовали согласно добродетели. Ведь философы должны не описывать мир, а изменять его. Счастье жить согласно добродетели. Я счастлива даже тут иногда.

"В терпении вашем спасайте души ваши", - проповедовал Иисус Христос (Лк. 21, 12).

Я тяжело переношу лишение связи с теми, кто составляет мою жизнь. Но я терплю, учусь общаться с теми, кто составляет мое окружение сейчас. Вокруг меня люди, которые добивались в жизни комфорта. Для всех их был важен уровень их жизни. Но теперь мы равны с ними в комфорте. Большинство не может понять, зачем, если тебе не платят за это денег, делать политическое искусство.

"Я не понимаю 80 % слов, которыми ты говоришь", - сказала мне девушка с наркотической статьей 228, когда я объясняла ей, зачем я хожу на митинги и делаю политические акции. "Тебе промыли мозги, которые все проплачивают. У вас есть умные мужчины, которые все организуют", - постоянно слышу я от наркотической 228-й. Экономические 159-е, правда, отчасти понимают меня, симпатизируя Ходорковскому, Козлову и Романовой, но тоже уверены, что мы — часть большой политтехнологической схемы, вовлекающей умных мужчин и крупные финансовые потоки.

Но я общаюсь со своими сокамерниками, объясняю им смысл и мотивацию своих действий. И некоторые в СИЗО № 6 уже поверили, что дело "Пусси Райот" начато силами, энергией, волей и стремлением горстки политически активных юных особ.

Иисуса Христа обвиняли в богохульстве. Если бы 2 тыс. лет назад была статья 213 — предъявили бы ее Христу. Он призывал к аскетизму и подвижничеству. Но земные цари, не пожелавшие отказаться от лимузинов с мигалками, осудили Его. "Остерегайтесь же людей, ибо они будут отдавать вас в судилища", - призывал Христос (Ев. от Мф.). Остерегайтесь, но любите и проповедуйте им без копейки в ответ, обруганные, оболганные ходите по землям и проповедуйте иудеям и эллинам.

Пусть у "Райот" спустя 2 тыс. лет задача куда более скромная — мы не желаем основывать Церковь. Мы предлагаем с сомнением взглянуть на некоторые стороны земного представительства христианской Церкви. Пришли в храм Христа Спасителя и были отданы в судилище, брошены за решетку. Мы не мессии, но кто знает, может быть, "Пусси Райот" - знак приближения нового времени в духовной истории человечества, век свободы, как предсказывали русские религиозные философы.

Все минувшее воскресение я конспективновала апостольские послания. Меня интересовала проблема преемственности закона и благодати, относящаяся, соответственно, к ветхой и к новой букве. На этом противопоставлении те же Мережковский, Бердяев и Булгаков строили свое учение о грядущем пришествии новой и венчающей историю эпохи свободы, которая должна наступить за провозглашенной Ветхим Заветом эпохой закона и Новым — эпохи любви Христовой, праведности мира.

Кто знает, можем быть, принятие прав и свобод человека в качестве приоритета западной политики в XX веке — такое же знамение приближения свободы творчества, как и концерт "Пусси Райот". Творчество, учил Бердяев, будет структурным моментом века свободы. Любовь преобразит свободу. И вместе с ней поменяется мир. Он уже в движении.

Надя Толокно

СИЗО 6