Общественно-политический журнал

 

 

Жестокая смерть Сергея Магнитского разоблачает путинский режим "товарищей-уголовников"

Дело Магнитского примечательно во многих отношениях, в том числе и потому, что ни жертвы, ни палачи не готовы его закрыть. В прошлом месяце российский суд открыл дело против Магнитского посмертно по нелепым обвинениям в уклонении от уплаты налогов. 

Показательный суд Кремля - это реакция на все чаще раздающиеся призывы в Европе и США восстановить справедливость, запретив въезд и заморозив счета чиновников, имевших отношение к смерти Магнитского (включая сенатский законопроект, предложенный демократом от штата Мериленд Беном Кардином (Ben Cardin).  Кремлю не нравится законопроект , потому что он разоблачает и перед иностранцами, и перед россиянами режим "товарищей-уголовников", под которым продолжает находиться Россия при Путине. 

В 1977 борца против апартеида Стива Бико (Steve Biko) арестовала южноафриканская полиция; его избили до полусмерти, заковали в кандалы, раздели, связали, отказали ему в медицинской помощи и, в конце концов, бросили умирать в машине. Еще более ужасающим была реакция режима апартеида на его убийство: отрицание, затем покрывательство и, наконец, заверения в полном равнодушии к страданиям Бико.

Для поколения уроженцев Запада, которые политически созрели на акциях протеста против апартеида — поколения Барака Обамы, имя Бико стало символом всего, против чего они выступали. Так происходит со всеми революционными движениями. Недостаточно иметь перед собой пример великих героев, вроде Валенсы, Суу Чжи или Манделы. Они требуют и больших жертв: мужчин и женщин, которые, погибая, показывают всем, почему вместо них должны были сгинуть их палачи.

В прошлом году арабский мир нашел своего Бико в тунисском уличном продавце Мухамеде Буазизи (Mohamed Bouazizi). Теперь Россия может найти своего Бико в памяти о Сергее Магнитском, юристе по налогообложению, выходце из московского среднего класса. Последний год из своих 37 лет он провел в замызганной камере российской тюрьмы, а в конце концов умер в ноябре 2009 от отсутствия медицинской помощи и пыток.

Дело Магнитского примечательно во многих отношениях, в том числе и потому, что ни жертвы, ни палачи не готовы его закрыть. В прошлом месяце российский суд открыл дело против Магнитского посмертно по нелепым обвинениям в уклонении от уплаты налогов. Убитую горем мать Магнитского заставляли сидеть на его месте - российские чиновники знамениты своим пристрастием к вопиющей жестокости.

Показательный суд Кремля - это реакция на все чаще раздающиеся призывы в Европе и США восстановить справедливость, запретив въезд и заморозив счета чиновников, имевших отношение к смерти Магнитского (включая сенатский законопроект, предложенный демократом от штата Мериленд Беном Кардином (Ben Cardin). Администрации Обамы не нравится законопроект Кардина, потому что он угрожает ее драгоценной «перезагрузке» с Кремлем. Кремлю он нравится еще меньше, потому что он разоблачает и перед иностранцами, и перед россиянами режим "товарищей-уголовников", под которым продолжает находиться Россия при Путине.

Обратите внимание на детали: в июне 2007 сотрудники российского Министерства внутренних дел (МВД) провели спецоперацию в офисе «Хермитейдж Кэпитал». Эта компания была крупнейшим иностранным инвестором в России, пока ее основателя Уильяма Браудера (William Browder) не объявили персоной нон-грата в 2006 за разоблачение мошенничества в компаниях, находящихся под покровительством Кремля.

Спецоперация была довольно странной. К 2007 «Хермитейдж» продал свои активы в России и заплатил 230 миллионов долларов налогов на увеличение стоимости активов. Однако конфискованные документы были затем использованы для перерегистрирации к тому времени ликвидированных компаний «Хермитейдж» на имя трех мелких жуликов. Эти «новые» компании затем заявили, что 230 миллионов долларов были уплачены по ошибке и что им должны возвратить сумму. Российским властям понадобился всего лишь один день, чтобы одобрить эту заявку.

Магнитский разоблачил эту схему. В октябре 2008 он дал показания в следственном комитете, где он назвал чиновников МВД, которые, как он предполагал, участвовали в мошенничестве. В ноябре МВД назначило тех же чиновников расследовать дело. Магнитский был заключен в тюрьму.

Условия, в которых содержатся российские заключенные, остаются почти такими же дикими в наши дни, как и во времена Солженицына: очень холодные и переполненные камеры, чудовищная антисанитария, еда с червями. Магнитский заболел острым панкреатитом, который не лечили. В день его смерти его перевели в тюрьму с больницей, якобы для лечения. Вместо этого он был избит до смерти.

«Главный вывод, который можно сделать…больного в тяжелом состоянии оставили на 1 час 18 минут умирать в боксе без врачебной помощи, - написано во врачебном заключении о его последних часах. - Я был шокирован, найдя пациента не в больничной палате, а в обычной камере, на полу мертвым».

Какой вывод можно сделать из всего этого? В обычных обстоятельствах это была бы просто еще одна смерть в России. Разница в том, что г-н Браудер, имеющий глубокие карманы и хорошие связи, решил сделать память о Магнитском целью своей жизни. Поиск Yandex.ru дает 19 тысяч статей о Магнитском. Можно предположить, что россияне среднего класса, типичным представителем которого был Магнитский, наконец осознают, что они более не ограждены от каждодневного чиновничьего бандитизма.

Пока г-н Браудеру удалось побудить некоторых чиновников, таких, как сенатор Кардин, к действиям. Но с администрацией Обамы он был не столь успешен. В своем рвении сгладить отношения с Путиным она охотно закрывает глаза на дело Магнитского и на все, что оно говорит нам о современных лидерах России. В конечном счете, ладить с Москвой - крайне важно для США. То же самое когда-то говорили о Претории (столице ЮАР).

Источник