Общественно-политический журнал

 

Петербург погубят собственные пидорасы (в плохом смысле этого слова)

Полтавченко 17 марта 2012 года в Петербурге вступил в силу закон о запрете пропаганды гомосексуализма.

Десять добрых лет я работаю с иностранными туристами. И всегда о нашем городе звучат самые тёплые отзывы. Но вот пару дней назад в разговоре с пожилой финской парой вдруг услышала: "Нам-то старикам всё-равно, а вот сын не хочет больше ехать в Питер, и его друзья тоже. Вы понимаете, он вовсе не гей, нормальный мальчик, но солидарность. Ведь это теперь неприлично.."

В Европе солидарность - это совсем не то, что здесь. Это значит - как у мушкетёров, по-честному: "Один за всех - все за одного". Сказали: "Бойкот Питеру!" - и не поехали.

Поэтому, уважаемые петербуржцы, на ближайшие годы можете расслабиться: иностранных геев в городе не будет! Как и туристов вообще.

Отдыхайте, владельцы гостиниц, магазинов, сувенирных лавок, директора музеев и театров, администраторы круизов и турагентств. Ищите себе другую работу, продавцы, официанты, музыканты, художники, танцовщики, балерины, повара, горничные, гардеробщики, таксисты, водители туравтобусов и речных трамвайчиков и прочие, и прочие.

Конечно, вы можете ещё какое-то время протянуть на азиатах, но вот беда. Китайцы, индусы и арабы не слишком любят дорогостоящий, некомфортный и небезопасный Петербург, и те, что всё же прилетают - считают каждую копейку.

А "спасибо" за потерянные городом миллионы евро и предполагаемые по планам развития турбизнеса миллиарды, за потерянные рабочие места и накрепко прилепившееся к существительному "Петербург" прилагательное "недемократичный" можете сказать двум героическим личностям, сидящим ныне в Смольном: розовощекому хитроумному пупсу, лоббирующему любые скандальные глупости, и мужественному сотруднику госбезопасности аэропорта Пулково (в прошлом), ныне подписывающему без разбора всё, что ему под нос суют.

Теперь, чтобы отмыть Питер от позора, придётся господам Милонову и Полтавченко не только отменить антиобщественный по своей сути закон, но и принести публичные извинения перед всем миром.
А также сделать безвизовый въезд в СПб для лиц "не той" ориентации. Иначе бойкот затянется на долгие годы.

И вот ещё что. Сегодня Питер и так на одном из последних мест среди европейских туристических предпочтений. Когда-то Пётр I пытался сделать здесь второй Амстердам (нынешний Амстердам, кстати, стоит в начале списка самых любимых туристами городов). Так вот, Пётр думал и о красоте города, и о выгоде.
Петербург должен был стать великолепным европейским городом: с церквями любых конфессий, с возможностями для свободной торговли, для образования и творчества, с привлекательной средой и для дельцов, и для путешественников. В общем, одним из лучших городов мира.

Чем же он становится на наших глазах?
Печальной развалиной, украшенной гигантскими чайниками, а ля небоскрёбы ОАЭ, насквозь коррумпированным безжалостным муравейником, с задушенным на корню малым бизнесом, с гнилыми продуктами в уродливых супермаркетах, с центром, заселенным гастарбайтерами, где старинные улицы вечерами покрываются шелухой от семечек и почти не слышна петербургская родная речь, с мостами, изувеченными связками замков "Вася+Маша", с вырубаемыми просто так скверами и сносимыми просто так прекрасными домами-памятниками, с полицией, рыскающей по дворам за несчастными пьянчужками, с омоновскими полчищами, охраняющими город от мирных собраний, экскурсий, пикетов и прочих невинных акций.

Между тем на письмо, отправленное нами в ГИБДД два месяца назад, - об оснащении перекрёстка на Среднеохтинском, где погиб Михаил Тверской - ответ так и не пришёл.

Как и на письмо к Полтавченко о той же проблеме на Демократоре.
Перекрёсток по-прежнему без светофора. У города есть деньги на содержание армии омона, сражающегося с мирными гражданами, но нет на светофоры для безопасности граждан.

Видимо, и у губернатора нет на это времени, надо ещё много всяких бумаг подписать, - вдруг кто ещё что-нибудь умное намилонил.

"Don't Go There" - ролик, выложенный три недели назад собрал уже почти 400 000 просмотров, тысячи людей со всего мира подписались под обращением к Полтавченко с призывом наложить вето на гомофобный закон.

Отсюда

Цитата:

В 1922 году представителем правой политической партии был убит министр иностранных дел Германии Ратенау. Это был один из первых сигналов к грядущим преследованиям. Дело в том, что Ратенау был не только демократом, но еще и евреем, и гомосексуалистом. После прихода Гитлера к власти перестали выходить журналы по сексологии, были запреще­ны конгрессы сексологов, хотя поначалу наиболее «респектабельных» и политически нейтральных сексологов не трогали. 6 мая 1933 года, чуть более чем через три месяца после того, как Гитлер стал канцлером, был официально закрыт созданный одним из пионеров в сексологии Магнусом Хиршфелдом Институт сексологических исследований. Библиотека была сожжена. В это время сам Хиршфелд находился в Париже, куда он эмигрировал еще до официального прихода нацистов к власти, преследуемый ими и как гомосексуалист, и как еврей, и как человек левых взглядов. Один из сотрудников Института гинеколог Людвиг Ленц, которому чудом удалось спастись, в своих мемуарах пытался найти причину имевшего место вандализма в отношении институтской библиотеки и архива: «Какое может быть объяснение тому факту, что помещения социалистических профсоюзов, коммунистические клубы и синагоги хоть и были разрушены, но значительно позднее и все-таки не до основания, как наш вполне мирный Институт? Ответ очень прост: мы слишком много знали. Многие из тех, кто оказался у руля власти, были нашими пациентами, и нам были известны случаи их сексуальных извращений и садизма…»

Уже весной 1933 года первая партия гомосексуалистов была отправлена в только что созданные концлагеря. Следующим летом Гитлер ликвидировал своего ближайшего друга Рема и нескольких руководителей СА как возможных конкурентов, ставя им в вину их «гомосексуальную развращенность». В 1935 году формулировка статьи 175 Уголовного кодекса, согласно которой анальный контакт между мужчинами счи­тался уголовно наказуемым, была расширена и стала распро­­страняться на все формы гомосексуальных контактов, вклю­чая поцелуи между мужчинами и даже просто взгляды. В 1935 году начались также гонения на евреев…

Эрвин Хэберл

По теме:

Отнять свободу всю и сразу не получается, а ограничивать ее постепенно, шаг за шагом вполне возможно. И нет ничего лучше, чем начать это с секс-меньшинств