Общественно-политический журнал

 

 

Размышления Якова Кротова: итоги «выборов» – пиррова победа во время чумы.

Меня сегодня спросили, были ли мои чувства оскорблены риотессами. Я честно сказал – нет. Но я знаю, что существо я бессердечное (меня даже больным однажды назвали, хотя я не бессердечнее среднего мужика, только откровеннее). И озадачился я: а что мои религиозные чувства оскорбляет? И вспомнил, благо было позавчера. Вот епархиальный собор, литургия Преждеосвященных и в конце мы все снялись на память – в конце литургии, у амвона, в облачениях. И в МП так снимаются – видели-с… Но всё же я восстрадал. Ну как владыка незадолго до этого увидел отца в епитрахили, заходящего в столовую при храме, и шуганул – снять епитрахиль. Единственное религиозное чувство – это уважение, пиетет, по-церковному «благоговение». Желание, чтобы форма и содержание, цель и средства совпадали. Вот если я в богослужебном облачении, я должен Богу служить. Не разговаривать о погоде, не считать деньги, а Богу служить – молитвой. Поэтому, кстати, все богослужения в храме Христа Спасителя, трансляции которых я мельком видел, моё благоговение оскорбляют – там Богу не молились, там, опять же, понты бросали. И я, хотя труслив, но прихожанину сделаю замечание, если он сидит нога на ногу, п.ч. мы в регионе, где это фамильярно. Ну, не послушает – скажу еще раз, а на десятый раз, пожалуй, уйду и предупрежу, что как сядет нормально – пусть телеграфирует, я вернусь. Но пока все с первого раза понимали.

Поэтому выступление девушек меня не покоробило. Они же не в ризах были, их ризы и скуфьи чётко маркировали их амплуа и требовали от них именно такого поведения. Было бы хуже, если они в таком облачении стали читать молитву Ефрема Сирина. Да хоть бы и в ризах – не в благодати.

Меня, скорее, коробит, когда это выступление пытаются представить карнавалом или кликушеством или хулиганством. Это перформанс, не надо лукавить. Страшнее перформанса зверя нет! Лукавство, даже из лучших чувств, куда страшнее. Если бы они в Нотр-Дам антисаркозишную мессу отслужили, их бы арестовали? Думаю, нет. Вот и всё.

* * *

Потому что какие-там прения про перформансы. Мужчина ударил девушку – «православный» Александр Босых, помощник вице-премьера Рагозина, ударил участницу пикета в защиту уже арестованных девушек-певичек. Так ведь и начиналось всё с того, что Тер-Оганьяна ударил кулаков в лицо от имени православия Владимир Салимон, редактор журнала «Золотой век», если не ошибаюсь. Потом Салимона оправдывали, что был пьяный – хотя это, вообще-то, отягчающее обстоятельство. А что, Рагозин с его призывами к превентивному ядерному удару по США – лучше? А Чаплин с призывом посылать русскую армию подавлять оранжевую заразу – миротворец? Вы понимаете, большевики – это дворовые хулиганы, прикрывшиеся первой попавшейся идеологией. Это попросту мордобойцы. Путин этим даже бравирует. И все политологические ухищрения в этом смысле – мимо кассы. Они почему боятся ненасильственного сопротивления? Потому что они как раз машут перед лицом – моим, вашим – кулаками и издевательски щурятся – «А чё? Я же тебя не тронул, так?!» Ну, потом всё-таки не выдерживают и кулаком в лицо, в лицо… Соответственно, они убеждены, что и Ганди только и хочет ткнуть кулаком в их драгоценную физиономию, просто маскируется…

Яков Кротов