Общественно-политический журнал

 

 

 

Вся действующая с 2004 г. российская власть нелигитимна

Как известно, в случае отсутствия массовых фальсификаций во время голосования кривая зависимости числа участков (регионов) от явки избирателей имеет вид кривой нормального (гауссовского) распределения. Наличие массовых фальсификаций искажает форму этой кривой, увеличивая и удлиняя ее правый рукав. Чем значительнее масштабы фальсификаций, тем менее нормальным становится распределение, тем более искривленным становится вид этой кривой. 

Соответствующие кривые распределения для 7 случаев голосования во время президентских выборов в 1991-2012 гг. представлены на первом графике. 

Определить визуально, в каком случае – в 2008 г. или в 2012 г. – фальсификации были более масштабными, затруднительно. Ответ на этот вопрос можно получить путем сопоставления соответствующих значений Индекса фальсификации – см. график 2.

В качестве величин Индекса фальсификации для каждого случая президентских и парламентских выборов, а также референдума использованы значения коэффициента детерминации линии тренда регрессии желаемого для действующей власти результата выборов (голосование за желаемого кандидата и за желаемую партию на выборах, за желаемый ответ на референдуме) от величины явки избирателей по регионам России. Значение индекса, равное 0, говорит о том, что искажение результатов выборов (референдума) из-за (возможного) вмешательства действующей власти равно нулю. Значение индекса, равное 1, говорит о том, что результаты выборов (референдума) полностью фальсифицированы.

Судя по значению ИФ для первого тура президентских выборов 1996 г. он проходил практически без какого-либо заметного вмешательства со стороны исполнительной власти. Однако во втором туре президентских выборов 1996 г. власти вмешались в их ход, так что результаты голосования оказались искаженными. Тем не менее масштаб этих искажений был еще относительно скромным, опережение Б.Ельциным Г.Зюганова во втором туре выборов даже без этих искажений было значительным, и их масштаб не мог повлиять на определение победителя по результатам голосования. 
Однако наибольший ущерб осуществленные тогда искажения нанесли не столько результатам выборов непосредственно в 1996 г, сколько складывавшейся и пока тогда еще не устоявшейся практике объективного подведения итогов голосования – институту честного подсчета отданных голосов. Начав с весьма скромных искажений во втором туре 1996 г., власти с каждым новым голосованием увеличивали масштабы фальсификаций, доведя их в 2004-2012 гг. до границ теоретически и практически возможного.

Тем не менее значение ИФ даже для второго тура президентских выборов 1996 г. оказалось существенно ниже, чем его значение для президентских выборов в России в июне 1991 г. (тогда, когда союзная власть пыталась фальсифицировать результаты голосования в пользу своего кандидата Н.Рыжкова). Масштабы искажений во время президентских выборов 1996 г. (обоих туров – и первого и второго) и во время президентских выборов 1991 г. – какими бы они ни были – не имеют ничего общего с вакханалией тотальных фальсификаций, характерных для референдума о сохранении СССР 17 марта 1991 г. и особенно для парламентских и президентских выборов 1999-2012 гг.

Следует отметить, что судя по значениям Индекса фальсификации утверждения властей и некоторых наблюдателей о том, что голосование 4 марта 2012 г. оказалось существенно более честным, чем предыдущие голосования, не соответствуют действительности. Масштабы фальсификаций в 2004-2012 гг. сохраняются без принципиальных изменений приблизительно на одном и том же уровне.

Значения индексов фальсификации для выборов в 2007-2012 г. однозначно свидетельствуют об отсутствии какого-либо легитимного мандата у всей действующей с 2004 г. российского власти – как у парламентской, так и у президентской; как у тех, кто таким образом был «избран», так и у тех, кто такими «избранными» лицами затем был на какой-либо пост назначен.

Возрастание масштабов фальсификаций во время голосований 2000-2012 гг. хорошо видно на примере, например, такого региона, как Чечня.

Голосования

Регион

Кандидат, объявленный победителем

Официальная явка, %

Процент  голосов победителя от числа
 проголосовавших

Процент голосов победителя от всех избирателей

1991

Чечено-Ингушская АССР

Ельцин

82,4

76,7

63,2

1996 (1 тур)

Чеченская Республика

Ельцин

73,7

65,1

48,0

1996 (2 тур)

Чеченская Республика

Ельцин

74,9

73,4

54,9

2000

Чеченская Республика

Путин

79,4

50,6

40,2

2004

Чеченская Республика

Путин

94,0

92,3

86,8

2008

Чеченская Республика

Медведев

91,2

88,7

80,9

2012

Чеченская Республика

Путин

99,6

99,8

99,4

Результаты, полученные в 2004, 2008, 2012 гг., являются, таким образом, отражением не якобы культурной или политической ущербности жителей Чеченской Республики, на которую недавно намекал В.Путин, а лишь результатом особой жестокости (даже по сравнению со среднероссийскими показателями) террористического режима, контролирующего ее территорию, как минимум, в 2004-2012 гг.

Андрей Илларионов