Общественно-политический журнал

 

 

"Такого слова, как "консенсус", в лексиконе Путина нет"

Авторитетный российский политолог, ведущий аналитик Московского центра Карнеги Лилия Шевцова прогнозирует в интервью Die Presse конфронтации и репрессии на протяжении третьего президентского срока Владимира Путина. По ее словам, система вряд ли будет менять саму себя.

У нас будет тот же президент с той же командой - однако править они будут новой Россией. Не заспанной как прежде страной, которая его поддерживала из страха перед возвращением в эпоху Ельцина.

Путин после победы выбрал своего рода "черно-белую" риторику, четко дав понять в ходе своего выступления на Манежной площади, кто выиграл, а кто проиграл. Таких слов, как "консенсус" или "изменения", в его политическом лексиконе нет. Кроме того, Путин хорошо понимает, что если он распахнет окно пошире и допустит изменения, то потеряет Россию. Однако, если он попытается это окно закрыть, он в конечном итоге все равно Россию потеряет.

В бюджете на 2012-2014 годы 33% отведены на армию и спецслужбы. Это означает, что власти готовятся к репрессиям.

Лилия Шевцова сомневается в том, что Владимир Путин сможет продержаться у власти шесть лет - она отводит ему не более трех.

 Ситуация с ценами на нефть непредсказуема: если она упадет до 80-90 долларов за баррель, у руководства появятся проблемы. На пользу власти Путина не пойдет и рост тарифов ЖКХ, намеченный на лето. Растет инфляция и уровень прожиточного минимума. А стагнация экономики, в свою очередь, ограничивает возможности по умасливанию общества - электорат Путина будет сокращаться и впредь. Что касается протестного движения: оно не исчезнет, а станет более зрелым и в конце концов трансформируется.  Для того, чтобы свергнуть режим, достаточно 1 млн человек в Москве. 

Если власть настолько персонализирована, если система закрыта, её можно изменить только одним способом: внешним давлением. После возвращения Путина в Кремль возросли шансы на революцию.

Возможен и дворцовый переворот, когда Путина заменят на кого-либо другого для стабилизации системы. Но это не приведёт к реальным переменам.

 Путин будет прибегать к тактике кооптирования, подкупа, преследований. Конечно, Путин пригласит Прохорова. Но систему невозможно изменить изнутри. И Кудрин - часть системы Путина. Кудрин поможет искусно сэкономить деньги, которые Путин будет тратить на покупку симпатий. Кудрин означает не реформы, а их имитацию.

Путин также постарается переманить внесистемную оппозицию, и я не уверена, что они достаточны сильны, чтобы отказаться от заманчивых предложений. Я ожидаю политику предательства.

Что касается протестного движения, то люди теперь понимают опасность персонализированной власти. Вопрос в том, сумеем ли мы сформулировать политическую альтернативу до того, как режим рухнет. Это - главный вопрос в России сегодня.

 Протестное движение может перерасти в политическую оппозицию. Уже сейчас происходят изменения требований от "Честные выборы" к " Путин, уходи", к требованиям реформ, включая реформу конституции. Мы должны перейти от суперпрезидентской республики к президентской или парламентской республике.

Источник