Общественно-политический журнал

 

 

Теперь, когда шок выборного дня немного отошёл...

Прямая трансляция с заседания ЦИК. В динамиках – постыдное враньё, на экране – мерзкая ухмылка выступающего, экающего-бекающего, заикающегося. Даже самому сводит скулы от собственного вранья. "Демократические… Честные… Прозрачные… Легитимные..."

Имела несчастье самолично наблюдать эти «самые-самые» выборы на одном из столичных УИК. Потому о легитимности выборов могу судить не по вавиловским заверениям и чуровским заклинаниям, а по тому, что видела своими глазами. И не в безвестном УИК, затерянном на задворках замкадного строительного рынка, а в известном и авторитетном медицинском центре столицы.

Грустно и больно, что в столь циничную профанацию, названную главным волшебником страны «великолепной организацией голосования», вовлечены не только жэковские тётки, бессловесные учительницы, прикормленные чинуши, но и квалифицированные медицинские работники, известные и авторитетные в своей сфере специалисты.

На моём участке председателем УИК был доктор, акушер-гинеколог, профессиональному мастерству которого обязаны счастьем материнства, может быть, тысячи женщин, и столько же счастливых отцов готовы его носить на руках. Он и в день голосования не был свободен от неотложных врачебных забот: «Ну, вы тут работайте, а мне рожать пора!» или «пойду – потужусь ещё немного»... Я видела, как он добродушно подбадривал пациенток в отделении патологии беременности, как юморил с ещё лежачими новоиспечёнными мамами в послеродовом. И все члены УИК – улыбчивые, доброжелательные и очень симпатичные люди в белоснежных халатах.

Теперь, когда шок выборного дня немного отошёл, постараюсь рассказать об увиденном без сантиментов, лишь голыми фактами. УИК 3358 (Москва, район Черёмушки) находится в Центре планирования семьи и репродукции. Он образован для голосования избирателей, «занятых на "производстве непрерывного цикла", то есть, в данном случае, для дежурного персонала и пациенток Центра. Нас, наблюдателей, – двое, оба получили направление в офисе Яблока. На нашем участке не переписывались бюллетени, не крутились карусели, не было вбросов. Но те нарушения, которые увидели мы, наблюдатели, не позволяют считаться выборам в УИК 3358 не только честными, но и действительными.

Вот эти существенные нарушения:

1. ПУСТЫЕ СПИСКИ ИЗБИРАТЕЛЕЙ. К началу голосования в списке избирателей (общим количеством две книги) числилось пять(!) человек. Т.е. обе книги были практически пустыми.

2. ГОЛОСОВАНИЕ ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ. Из общего числа проголосовавших (301 чел.) по открепительным проголосовало 76 человек. Все остальные (225 чел.) – по заявлениям, причём написанным не за трое суток до дня голосования, а непосредственно в ходе голосования. Происходило это так: пациентки получали на руки свои медкарты (это вместо паспортов), по ним заполняли готовые бланки заявлений, заносились в список избирателей, получали бюллетень.

3. Роль СТАЦИОНАРНОЙ УРНЫ выполняли два ПЕРЕНОСНЫХ ЯЩИКА для голосования. Т.е. переносные ящички, с которыми две группы членов УИК ходили по отделениям и палатам многоэтажного Центра, затем были занесены в протокол как «стационарная урна».

4. Ящики ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ (УРНА) продолжительное время находились ВНЕ ЗОНЫ ВИДИМОСТИ наблюдателей. Первый ящик был унесён ещё в начале дня в перинатальное отделение, куда запрещён доступ посторонним (наблюдателю от Прохорова). Второй ящик «потеряла» я (наблюдатель от Зюганова). Урну, с которой я глаз не спускала с самого утра, вдруг в конце голосования Председатель УИК с Замом унесли «на реанимацию», то есть в реанимационную палату к больной, «выразившей желание написать заявление на проявление своего волеизъявления». Больная волеизъявлялась более часа.

Ну, а в остальном всё просто замечательно! Когда положено и что надо – погасили, вскрыли, пересчитали... Количество заявлений и открепительных совпало со списками, выданные бюллетени – с теми, что оказались в урнах... Наблюдателям заверили и выдали копии протокола. Точность - как в аптеке... на Дерибасовской.

Галина Беспалова