Общественно-политический журнал

 

 

Патриотизм — последнее прибежище подлеца

Господи, как же все верно! Вчера посмотрела в Интернете выступление Путина на митинге. От отвращения, ненависти и бессилия почти физически тошнило. Поздно легла спать. Во сне вдруг пришла фраза: "Патриотизм — последнее прибежище подлеца". Я не понимала раньше смысла этого высказывания. Патриотизм и подлец — вроде бы несовместимо. Утром я проснулась с четким осознанием верности этой мысли. За это озарение мое единственное спасибо Путину...

Я живу в Сибири. Уже два месяца после работы я провожу по несколько часов в Интернете, выуживая последние новости и пытаясь понять, что на самом деле происходит в стране. Как поддержать тех, кто вышел из окопа и встал во весь рост? Глубинка пока насупленно наблюдает, кто кого. Люди не верят, что от такой скверны вообще возможно когда-нибудь очиститься. Это же раковая опухоль с метастазами во всех жизненно важных органах. Обреченно говорят, что скоро здесь будут хозяйничать китайцы. В живых — духовно живых — осталось не так много людей.

На фоне всего этого предательство любимых актеров, режиссеров и музыкантов — как нож в спину раненому человеку...

Больно, страшно, непонятно. Они что, ничего не знают? А если знают, почему готовы простить то, что нормальный, нравственно здоровый человек простить не может, не должен?! Ведь они же — москвичи и уж точно должны иметь информацию, как проходили последние выборы, кто на самом деле взрывал дома в Москве и т. д.? Или некоторым известным и уважаемым представителям нашей культуры от чужого горя не больно? А плевка в лицо себе и всему обществу они не ощущают?

Такие они мне не нужны, я больше не смогу слушать их и смотреть на эти когда-то родные для меня лица, я теперь всегда буду помнить, что в то время, когда среди удушающей мерзостной атмосферы страны я искала духовную опору, они меня предали и оттолкнули. Я ведь думала, что мы одной с ними крови, я была нравственно выращена этими людьми и желала единения с ними в трудное для меня и моего народа время. Вместо этого они мне сказали, что я не народ, а какой-то отщепенец, продавшийся Америке, а я ее, эту Америку, в отличие от них, даже в глаза не видела и денег ее в руках не держала. Это я-то угроза и враг России, я, которая в жизни чужой копеечки не взяла? Они не только выбрали себе в поводыри преступника, что, в общем-то, их право, но еще и попытались, манипулируя моей к ним любовью и уважением, заставить и меня сделать такой же позорный и неприемлемый, с моей точки зрения, для честного человека выбор.

Но моя совесть и чувство справедливости, которые, возможно бы не состоялись без влияния творчества некоторых людей из списка 499, больше не позволяют мне быть с ними рядом, дальше мы пойдем навсегда иными дорогами.

Они что, не понимают, что это уже не выборы, а просто битва между добром и злом? Может быть, последняя.

В один день мы оказались по разные стороны этого добра и зла. "Каждый выбирает по себе женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку — каждый выбирает по себе". Этим людям я — маленькая частица "в этом смертельно больном государстве", до дна испившая чашу (Трофим, ведь это ваше?!). Больше ну просто НЕ МОГУ "подать руки", и мне от этого больно.

Напрасная жертва мало чем поможет Путину, а вот репутации и любви будет не вернуть. Может и талант пострадать от такой нравственной деформации. Да что им любовь таких, как я! У них же целые стадионы душой и сердцем переживающих за страну. Или все-таки за что-то более осязаемое, что можно потерять, если перестать врать и воровать? Я видела их лица — помоги им Боже. А мне так нечего больше терять. Мое сердце словно разорвали пополам…

Предчувствие гражданской войны?.. На днях ко мне подошла знакомая — усталая, замордованная женщина — маленькая, худенькая и серенькая, как воробушек. Наши дети когда-то учились вместе, но мы никогда с ней не разговаривали, такая она всегда была зажатая и молчаливая. А тут вдруг сама подошла ко мне в магазине и сказала: "Запасусь немного мукой, после четвертого что-то будет нехорошее". Мы посмотрели друг на друга, пытаясь определить, в одном ли мы лагере! Я первая открылась. Она облегченно вздохнула и призналась, что выискивает в газетах (Интернета нет), где только может, более-менее правдивую, с ее точки зрения, информацию и буквально молится, чтобы Путин проиграл. Видимо, она тоже не народ. "Пусть уже будет кто угодно, только бы не Путин, иначе за 12 лет они нас добьют, добьют. Но будем надеяться, будем надеяться..." — были ее прощальные слова.

Мне тоже страшно, страшно упустить, может быть, последнюю возможность в этом десятилетии и в моей истекающей жизни не скатиться обратно к какой-то в чем-то еще более уродливой разновидности сталинизма.

Мясорубочку уже прикрутили к столу и только лихорадочно пытаются прощупать, можно ли еще раз с нами так или это будет их смертельно-ошибочное решение. А как оказалось, в этой стране всегда достаточно найдется публики, готовой вертеть ручку искренне, да и просто за пайку...

И последнее. Как поразительно Путин вдруг стал чисто внешне походить на Дракона из фильма Захарова (надеюсь, хотя бы он не стал доверенным лицом П.) "Убить дракона". Осталось только шрам нарисовать и каску надеть. Должно быть, душа окончательно выползла на лицо и лежит теперь там во всей своей неприглядной наготе. Теперь с этим лицом и полным знанием о себе настоящем ему придется жить дальше, до самого своего конца — такой товар обмену не подлежит. Судьбу не перезагрузить. Это ли не наказание? Ей богу, можно и пожалеть человека... убогого.

Тамара Лопатина

По теме:

Интересы спасителя Отечества: офшоры Панамы, Лихтенштейна, Британских Виргинских островов, банки и компании Лондона и Цюриха