Общественно-политический журнал

 

 

Первоочередная задача для России — восстановление законности

В процессе согласования протестных мероприятий власть постоянно изображает заботу об интересах простых граждан и всячески педалирует тему безопасности. При этом всем очевидно, что временные перекрытия улиц, вызванные проведением шествий и митингов, не идут ни в какое сравнение с регулярными пробками, создаваемыми начальственными кортежами. Показушная забота властей в этих вопросах, как правило, является поводом для ограничения прав протестующих.

Несистемная оппозиция со времен "Маршей несогласных" неуклонно придерживается принципа ненасильственного сопротивления. В отличие от многих стран Евросоюза, политический протест в России в последние годы обходится без сожженных машин и разбитых витрин. Недавние массовые акции еще раз подтвердили, что граждане, требующие соблюдения своих законных конституционных прав, являются безусловными приверженцами ненасильственных действий и не склонны к организации уличных беспорядков. 25 февраля в Санкт-Петербурге многие могли присоединиться к шествию, минуя рамки металлоискателей, и 15-тысячная демонстрация в центре города прошла без всяких эксцессов. Те, кто объединяются под лозунгом "Россия без Путина" и требуют проведения в стране честных выборов, не собираются идти на поводу у Кремля, пытающегося раздуть идеологическую вражду внутри разнородного протестного движения.

Желание создать конфликтную ситуацию, а по возможности и перейти к открытому столкновению, свойственно только нацеленной на провокации кремлевской гопоте. Эти недозрелые поклонники путинской стабильности уверены в собственной безнаказанности. Максимум, что им грозит — это временное задержание полицией, которое к тому же, вполне вероятно, будет компенсировано премиальными.

Но главным потенциальным источником насилия во время массовых акций, как впрочем и в повседневной жизни, остаются силы правопорядка. Запланированный Сергеем Удальцовым безобидный флешмоб на площади Революции вызвал такую панику у московских властей, что место, отведенное под празднование Масленицы, превратилось в смотр тяжелой техники омоновских подразделений. Со стороны Большого театра могло показаться, что проводится военная операция по демонтажу памятника Карлу Марксу, автору известного экстремистского труда "Капитал", разжигающего социальную рознь в обществе. А очередное закрытие Красной площади по "техническим причинам", дабы не допустить появления там недовольных российских граждан, стало для кремлевских клептократов уже таким же естественным рефлексом как разворовывание государственной казны. Охраной общественного порядка в путинской России является, видимо, сохранение душевного покоя начальства, охваченного параноидальным страхом революции.

Ставшее уже повальным для властей всех уровней игнорирование российских законов открывает новые просторы для криминальной фантазии путинюгенда. В последние дни их творческий арсенал, подпитываемый спецслужбистскими прослушками, обогатился новой формой телефонного терроризма.

Сергей Пархоменко и Лев Пономарев получили телефонные звонки, в которых звучала смонтированная нарезка моего старого телефонного разговора с каким-то "нашистом". Кроме того, некоторые из моих знакомых получали вчера с моего телефонного номера СМС с назначением срочной встречи. А двое неизвестных мне людей звонили, жалуясь, что с моего телефонного номера им приходили звонки с угрозами и шантажом.

Путинский паханат растит себе достойную смену. Наслаждающаяся своей безнаказанностью прикремленная шпана быстро усваивает главный принцип функционирования мафии — лояльность всегда выше закона. Поэтому мне удивительно слушать высоколобые, с оттенком некоторой брезгливости рассуждения о том, что главное требование оппозиции "Россия без Путина" говорит об отсутствии у нее какой-либо конструктивной программы. На самом деле, никакие конструктивные идеи не будут иметь практического эффекта без решения первоочередной задачи — восстановления законности, которая всегда будет оставаться нелюбимой падчерицей в путинском мафиозном семействе.

Гарри Каспаров