Общественно-политический журнал

 

 

 

Обвинение "Мемориала" в экстремизме - подготовка почвы для репрессий

Вчера руководитель УФСБ Коми Александр Калашников публично причислил Коми правозащитную комиссию "Мемориал" к "действующим в республике организациям экстремистской направленности".

Возникает вопрос: что означают слова начальника УФСБ про наших коллег? Просто какая-то глупость? Или это важный симптом? Я склоняюсь, пожалуй, ко второму.

Сейчас делаются прогнозы: как власть будет реагировать на массовые протесты против фальсификации выборов, на требования протестных митингов.

Что мы видим на фасаде: президент вроде бы идет на уступки, правда, на уступки половинчатые и подчас весьма сомнительного свойства. А премьер-министр даже намекает - пока только намекает - на возможность диалога с оппозиционерами. Что мы видим за фасадом или даже из-под него - слова начальника УФСБ, один из сигналов. Можно думать, что там готовится почва для развития событий, когда власть пойдет на репрессии против несогласных.

Над словами начальника УФСБ можно посмеяться. Какое отношение к экстремизму имеет "Мемориал"?.. Любому здравомыслящему человеку ясно, что никакого. На самом деле, мы прекрасно знаем: так называмое антиэкстремистское законодательство в России сформулировано таким образом, что там "резиновые" нормы, которые можно "натянуть" на любого неугодного человеку общественного деятеля. И это законодательство применяется применяется как "дубинка" по отношению ко многим неугодным власти людям. Не только против неонацистов, но и против политической оппозиции, общественных деятелей, критикующих власть, и так далее.

В этом смысле обвинение "Голоса", "Мемориала" в экстремизме - очень важный симптом, потому что в экстремизме обвиняют тех, кто требует соблюдения закона, осуществляет наблюдение на выборах.

И еще. Что говорит начальник УФСБ? В частности, одно из обвинений в адрес "Мемориала" - это "деятельность, направленная на трансформацию политического строя России". Ну и что такого? Да, наша деятельность направлена на трансформацию политического строя России. В том смысле, что мы хотим, чтобы Россия из государства, где правят коррумпированные псевдоэлиты, превратилась в настоящее демократическое государство. Чтобы на место произвола чиновников и силовиков пришло жесткое исполнение норм права. Собственно говоря, эта наша борьба осуществляется строго в рамках Конституции.

Но вот - вполне очевидно, что за фасадными заявлениями, действиями власти готовится почва, чтобы в том числе и такие организации, которые действуют в рамках Конституции, обвинить в экстремизме и начать репрессии. По-видимому, это один из вариантов действия представителей российской власти в случае неудачных для них результатов выборов.

Олег Орлов
председатель совета правозащитного центра "Мемориал"