Общественно-политический журнал

 

 

Путин и те, кто пишет ему статьи, рассматривают нас, как общество, состоящее из овощей

В газете "Известия" опубликован очередной опус, который в очередной раз можно рассматривать, видимо, как программу нашего национального лидера.

Но на кого рассчитана эта программа? Я думаю, что вряд ли 43-47 процентов российских граждан, которые считают, что Россия идет не в правильном направлении, каким-то образом эта статья возбудит. И даже сомневаюсь, что тем 30 процентам россиян, которые, возможно, еще сомневаются относительно будущего России, относительно политики Кремля, путинская программа вряд ли даст ответы. Я думаю, что эта программа ориентируется, скорее всего, на тех, кто не составляет себе труда сопоставлять риторику кремлевских начальников с реальностью. То есть путинские слова и путинский месседж, если можно эту программу рассматривать в качестве месседжа, ориентированы прежде всего на не читающую, пассивную, зомбированную, запуганную и забитую публику. Потому что если даже прочитать эту программу без особого внедрения в цифры, достаточно будет поверхностного осмысления при чтении, – и эта программа покажется издевательством не просто над интеллектуальным уровнем российской аудитории, но просто над российским здравым смыслом. Очевидно, Путин либо те, кто писал эту статью, рассматривают нас, как общество, состоящее из овощей.

Посудите сами. По сути дела, национальный лидер выдвигает четыре основные тезиса, на которых он, возможно, если эта очередная программа не будет отброшена, станут ключевыми в его избирательной кампании. Каковы же эти тезисы?

Первое – Путин заявляет о себе, как о спасителе России. Он якобы дал нам благополучие, он создал средний класс, он создал образованную аудиторию, он спас нас от терроризма. Но ведь каждый из этих аргументов является самой неприкрытой, откровенной ложью. Благополучие россиян зиждется на цене на нефть. Что касается среднего класса – этот средний класс уже выразил свое отношение к Путину, выйдя на Болотную и на Проспект Сахарова. Если говорить о российской системе образования, то впервые во время путинского правления ни один российский университет не оказался в списке самых достойных, успешных, эффективных и признанных университетов мира. Что же касается того, что Путин спас нас от терроризма, то впервые каждый год в России происходят сотни, более 500-600 террористических актов, чего, кстати, не было при Ельцине.

Второй лозунг – традиционный, уже, скажем так, приевшийся лозунг в устах Путина: "У них хуже". Мир вошел в зону турбулентности, говорит Владимир Владимирович, что должно означать, что у нас спокойно. А вот у нас, говорит он, своя цивилизационная модель. Правда, он не раскрывает, в чем суть этой своей цивилизационной модели. В том, что у нас уже деградация, которая признается даже российскими респондентами?

Третий пункт программы Путина: давайте идти эволюционным путем, а не революционным. А к чему, по сути дела, сводится в его интерпретации эволюционный путь? К тому, что мы сидим и не уходим, и никто не должен зариться на нашу власть. Но тогда, откуда у него признание угрозы застоя? Если эволюционный путь, которым шла Россия, до сих пор является лучшим, возможным и оптимальным, то откуда же тогда у него идея застоя? И почему эволюция заключается в том, что никто не должен требовать смены власти?

Четвертый тезис. Оказывается, Владимир Владимирович только сейчас собирается завершать строительство системы. Оказывается, мы уже дошли до системной деградации, до системного упадка, а он еще только думает завершать этот процесс...

Возможно, что Путин не обязательно верит в то, что он говорит. Скорее всего, эта программа, как и другие лозунги, как и другая риторика, которую мы будем слышать из Кремля, является просто традиционным символом, элементом процесса, итог которого ясен, известен и гарантирован самим Путиным. Поэтому я думаю, что и для Путина не столь важно, верим мы в его программу или нет, коль скоро он сам знает итог этих выборов.

Почему все-таки Путин сейчас решил опубликовать эту статью в "Известиях"? Перед прошлыми выборами, по крайней мере, я не припомню таких выступлений. Зачем ему это нужно? Он не уверен в своей победе на предстоящих президентских выборах?

– Путин делал программные заявления каждый год, когда он был лидером, в своем обращении к Федеральному собранию. Так что формат обращения к обществу существует. Он неоднократно обращался к обществу и в формате телевизионных конференций. Но ведь сейчас речь идет о новом историческом моменте, когда народ выходит на улицу, что требует от Кремля определенных новых жестов, большей активности, наконец, нового механизма обращения к нации. И поэтому полностью проигнорировать новую Россию, конечно же, Кремль не может. Соответствующим образом он и вышел к нации – вот с этой риторической кашей.

– То есть он понимает, что протестные настроения усилились настолько, что ему уже необходимо как-то общаться с этими людьми, с этим обществом в какой-то новой форме?

 – Очень трудно, если он все же посещает Кремль, из окон Кремля не увидеть людей на Болотной площади. По крайней мере, очевидно, сотрудники Путина смогли увидеть этих людей. И очень трудно проигнорировать тот факт, что, по крайней мере, около 70 процентов российских респондентов считают, что им не стало лучше при путинском правлении в качестве президента и премьер-министра. Поэтому, несомненно, какие-то отзвуки из-за стен Кремля внутрь Кремля доносятся, и эти шумы и это новое брожение нельзя полностью игнорировать. Поэтому Путин пытается вместе с командой каким-то образом реагировать. Одновременно, реагируя, он дает нам понять: ничего, ребята, вы не получите, ничего не изменится, переговариваться с вами относительно каких-либо вопросов я не собираюсь. И эта статья, кстати, была в какой-то степени и ответом на все идеалистические призывы к переговорам с властью. Путин абсолютно уверен, что он – спаситель России, что он выведет Россию за пределы турбулентной зоны. И он уверен, что процесс строительства путинской системы еще не завершен.

 Лилия Шевцова