Общественно-политический журнал

 

Правящий клан командует бизнесом, подчиняет, контролирует и обирает его

Российский союз промышленников и предпринимателей подготовил доклад, оценивающий состояние бизнес-климата в России. 
 
Почти каждый пятый крупный бизнесмен говорит о росте давления со стороны госструктур за последние пять лет. Причем давления регулярного. Это не просто много — это в пять раз больше, чем в 2006 году! 
 
А хотя бы эпизодически на себе испытали это «приятное чувство» более трети бизнесменов. И это в полтора раза больше прежнего. А таких счастливцев, кто не сталкивались с властью вообще, стало менее половины, хотя пять лет назад было более 60 процентов.
 
И суды наши работают относительно эффективно, только если споры касаются взаимоотношения внутри бизнес-сообщества. Спорить же с административными органами бесполезно — шансы на победу в суде в таких случаях крайне невелики и близятся к статистической погрешности. Причем чем дальше от столицы, тем хуже ситуация.
 
Самые коррумпированные — полицейские. Далее по списку, как говорили в школе, «знакомые все лица»: налоговая, Ростехнадзор, Роспотребнадзор… 
 
...Я не очень, скажем так, близко знаком с олигархами. А вот с некоторыми малыми предпринимателями знаком. Кроме мата и закатывания глаз ничего от них не слышал и не видел, если речь заходила о том, легко ли им работать. Все — от самого мелкого чинуши и заканчивая местным офицером ФСБ — хотят поиметь с них хоть что-нибудь. И действительно, чем дальше, тем больше они хотят. Все про это знают, никто этому не удивляется.
 
Но это и в принципе не должно удивлять, если в стране сама система взаимоотношений бизнеса и власти выстроена таким образом, что власть командует, подчиняет, контролирует и обирает.
Цитата:

В компаниях, принадлежащих путинскому клану, голос Путина является решающим как в административных, так и в финансовых вопросах.

Именно желание Путина сохранить контроль над своей финансовой империей, оцениваемой в 130 млрд долларов, и стало одной из причин его решения снова баллотироваться на президентский пост.

 
Власть — главный капиталист. Без неё невозможен ни один серьезный проект. Власть использует карманы предпринимателей как резервный фонд. Такова установка на самом высоком уровне. Но с высокого уровня видно все равно не всех. И все ободрать из Кремля невозможно. Однако модель поведения копируется и на остальных этажах, вплоть до какой-нибудь дерьмовой префектуры. Только если высшие круги прикрываются интересами страны, ради которой бизнес должен делиться, то на префектурном уровне можно уже не нести эту чушь, а просто вымогать.
 
Это вымогательство очевидно безнаказанно. И если ты сегодня наехал на конкретного бизнесмена и потребовал с него 100 баксов и тебе ничего за это не было, завтра ты потребуешь 200, потом 500… И так далее. Если ты трясешь одного бизнесмена и тебе за это ничего не делают, завтра ты трясешь уже двоих, троих и далее всю округу по кругу.
 
Аппетит приходит во время еды. Еда поступает непрерывно. Аппетит — зверский.