Общественно-политический журнал

 

С Ираном нужно обращаться как с ядерной державой?

Что еще нужно инертному мировому сообществу для того, чтобы оно решилось использовать все возможные средства и помешало Ирану завершить создание атомной бомбы?

Теперь это подтверждено официально: Иран разрабатывал военную ядерную программу и, по всей вероятности, продолжает ее и по сей день. Авторитетные эксперты и правительства западных стран твердят об этом в течение многих лет. Однако совсем другое дело, когда подобный вывод делает высочайший авторитет в этой области, Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене. При прежнем шефе МАГАТЭ Мухаммеде аль-Барадеи агентство вело себя крайне сдержанно и неоднократно давало Тегерану возможность потянуть время.

Однако при новом руководителе, японце Юкие Амано МАГАТЭ больше не могло, да и не хотело игнорировать поток доказательств, и, наконец, представило доклад о военном размахе программы. В документе говорится, что Иран еще до начала работ по обогащению урана уже трудился над дизайном ядерной боеголовки. Помогали Тегерану Северная Корея, отец пакистанской атомной бомбы Абдул Кадир Хан и некий российский ученый-атомщик.  

Доклад стал пощечиной для России и Китая, которые в течение многих лет преуменьшали масштабы иранской программы и выступали в Совете Безопасности ООН в качестве покровителей стран-изгоев - Северной Кореи и Ирана. На протяжении девяти лет мир знает о существовании когда-то секретной иранской атомной программы. Но до сих пор мировое сообщество могло решиться лишь на слабые, половинчатые санкции.

Однако Иран - это не просто какая-то страна. Это государство, которое на протяжении десятилетий проводит политику террора, оказывает поддержку таким террористическим организациям, как ХАМАС и "Хезболлах", дестабилизирует обстановку не только на Ближнем Востоке и многие годы угрожает уничтожением стране, являющейся членом ООН - Израилю. Трудно представить государство, в руках которого атомное оружие было бы еще более опасным. Что же еще нужно, чтобы инертное мировое сообщество, наконец, использовало все имеющиеся в его распоряжении средства и предотвратило завершение работ по созданию иранской атомной бомбы?

Немецкие и европейские политики охотно обращаются к израильтянам с мрачными пророчествами о том, что совершенный в отчаянии военный удар обречен на провал. Но когда речь заходит о том, чтобы выступить с альтернативным предложением и предотвратить то, что для Европы является серьезной стратегической угрозой, а для Израиля - угрозой для его существования, они в основном безмолвствуют. Однако ответственные политики больше не могут уклоняться от этого вопроса, особенно в Германии.

Цитата: Директор Центрального разведывательного управления США Леон Панетта 27 июня 2010 года заявил, что Иран располагает таким количеством низкообогащенного урана, что достаточно для изготовления двух ядерных бомб, он в состоянии в течение 2 лет получить ядерное оружие. В программе радиотелекомпании Эй-Би-Си Л. Панетта сказал: "В настоящее время в Иране идет спор о том, нужно ли разрабатывать ядерное оружие. Очевидно, что они развивают ядерный потенциал".

Иран хочет бомбу. После последнего доклада Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) едва ли можно усомниться в этом утверждении. Вопрос лишь в том, когда она у него появится.

Есть, впрочем, два средства, которые, возможно, и могли бы быстро избавить мир от этой проблемы. Однако оба - по разным причинам - настолько опасны, что являются нереалистичными.   

Взять хотя бы дискуссию о нанесении военного удара, которая в последние дни все жарче разгорается в Израиле. Однако подобный вариант не реален. Это известно и самим израильтянам, которые выступают с громкими заявлениями лишь затем, чтобы подтолкнуть остальной мир к жестким санкциям против Ирана. Ведь, во-первых, если бы Израиль всерьез намеревался нанести военный удар по Ирану, он никогда бы не оповещал об этом в газетах и на телевидении. Во-вторых, ограниченный военный удар, не переходящий во вторжение, лишь укрепил бы действующий режим в Тегеране вместо того, чтобы его ослабить. В-третьих, военная акция, сопоставимая с вторжением, была бы возможна лишь при активном участии Соединенных Штатов, что после опыта американцев в Афганистане и Ираке можно практически полностью исключить.

Второе нереалистичное средство - это полная блокада Ирана, включающая в себя эмбарго на поставки нефти и газа из этой богатой ресурсами страны. Однако и этого не произойдет. Поскольку, во-первых, Россия и Китай никогда не поддержали бы подобные санкции в Совете Безопасности ООН. Во-вторых, эти штрафные меры напрямую ударили бы по населению Ирана, что, привело бы, скорее, к солидаризации иранцев с правительством в Тегеране, чем к попыткам его свержения. В-третьих, этот шаг мог бы повлечь за собой непредсказуемые последствия для мировой экономики. Цены на нефть выросли бы, а вслед за ними поползли бы вверх цены на бензин. Самое позднее тогда любая поддержка со стороны населения западных стран жестких санкций против Ирана улетучилась бы. Так что пора распрощаться и с этим сценарием.

Иран хочет бомбу. Вероятно, он ее получит. Но еще есть время выработать новую стратегию. Почему бы не подумать - хотя бы подумать о принципе ядерного устрашения? Почему бы не произнести вслух непроизносимое, как это сделал опытный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер? Почему бы не сказать иранцам, что если они когда-нибудь взорвут свою бомбу, их ожидает ответный удар? Безусловно, ужасно даже помыслить об этом, но, возможно, с Ираном нужно обращаться как с ядерной державой, если мы хотим не допустить его превращения в таковую.