Общественно-политический журнал

 

Традиционное понимание "крыши"

Разве мог кто-то из действующих лиц спора, разворачивающегося в Коммерческом суде на Феттер-лейн в Лондоне, предположить, что спустя 10 лет после окончания "лихих девяностых" им придется объяснять британскому судье, что такое "крыша" или "развод на деньги"?

Абрамович о понятии "крыши":

"Традиционное понимание "крыши" не подразумевает расторжения в одностороннем порядке. Надо было вдвоем договориться и выйти из этого состояния".

Судебный спор между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем, возможно, и не откроет ничего принципиально нового о нравах, царивших в России 1990-х, но слушать, как об этом впервые говорит один из главных российских олигархов, ранее никогда не комментировавший события того времени (да и вообще какие-либо сделки со своим участием) – действительно увлекательно.

Роман Абрамович – фигура британцам хорошо известная. В первую очередь, о нем говорят как о владельце популярного футбольного клуба "Челси", но в то же время пресса судачит о его супердорогих особняках, яхтах, автомобилях и самолетах.

Хотя журналисты постоянно пишут об Абрамовиче, сам бизнесмен интервью не дает. Так что во время нынешнего процесса многие впервые услышали его голос.

Оказалось, что один из богатейших людей России разговаривает довольно тихо, достаточно часто дает односложные ответы и утверждает, что английским языком практически не владеет. Многочисленные документы ему постоянно переводят на русский, и он, в отличие от Березовского, никогда не снимает наушники, в которых слышен синхронный перевод.

Судя по всему, самому Абрамовичу происходящее нравится гораздо меньше, чем присутствующим в зале журналистам и наблюдателям.

Наверняка у владельца одной из крупнейших бизнес-империй России есть занятия поинтереснее и поважнее, чем целыми днями отвечать на въедливые вопросы адвоката Лоуренса Рабиновица и вспоминать мельчайшие подробности сделок далеких уже 1990-х.

Цитата:

Говорит Роман Абрамович:

"Швидлер – мой близкий друг, он в финансах разбирается значительно лучше, чем я. Я ни одной покупки, кроме недвижимости, без его совета не делал".
О Евгении Швидлере, главе компании Millhouse, LLC

"У господина Березовского иногда были хорошие отношения с [тогдашним красноярским губернатором] Александром Лебедем. А иногда Лебедь его ненавидел. Поэтому я не могу сказать, какие у них были отношения в тот момент".
Об отношениях Березовского и Лебедя в момент продажи металлургических комбинатов

"Это же не котенка отдают в хорошие руки, чтобы он не погиб. Это металлургические предприятия. Конечно, мне было бы всё равно. Получил деньги, закончилось дело".
В ответ на доводы Березовского, что заводы было важно продать в "хорошие руки".

"У меня было ощущение, что он кому-то должен платить. Кому именно, я не знал. Но там без физической защиты, без "крыши" реальной, делать было нечего".
В ответ на вопрос о связях Дерипаски с Черным и Малевским.

"Для меня встречи с господином Березовским были всегда важны. Если бы он меня в Нью-Йорк попросил приехать, я бы и в Нью-Йорк приехал, если бы такая возможность была. Я к встречам с Березовским очень щепетильно относился и готов был подолгу ждать его".
О причинах поездки на встречу с Березовским в Лондон

Цитата:

"Предположение" об Устинове

Пытаясь доказать близость Абрамовича к власти, адвокаты Березовского сослались на фрагмент записи, в котором тот называет "дураком" тогдашнего генерального прокурора России Владимира Устинова (сейчас – полномочного представителя президента в Южном федеральном округе).

Как сказал Рабиновиц, власти поставили перед Абрамовичем задачу "развить" генеральную прокуратуру.

Но Абрамович предположил, что речь могла идти о Фонде развития прокуратуры России. Как было сказано в принятом тогда законе (вскоре отмененном), фонд "формировался за счет отчислений предприятий и организаций в размере 10% денежных средств, поступающих по инициативе прокуратуры в их доход".

"Я не знаю, должен ли я комментировать, что я сказал про Устинова, – с некоторым недоумением заявил Абрамович. – Если говорить о фонде развития прокуратуры, то он был утвержден правительством. Я мог иметь мнение, что это ни к чему хорошему не приведет. Но я к этому отношения не имел".

"Скажите, господин Абрамович, – не выдержала судья Глостер, – вы лично были знакомы с Устиновым?" "Я с ним вообще не был знаком", – ответил Абрамович. "Но если вы его не знали, почему же вы его назвали дураком?", – поинтересовался Рабиновиц. "Я могу иметь мнение о ком-то, – пояснил ответчик, уточнив. – Ощущение. Предположение".

К концу четвертого дня дачи свидетельских показаний Абрамович выглядел устало и явно удрученно, а один раз даже перепутал количество часов, проведенных в полете, с миллионами долларов.

Можно предположить, что обычно его обед проходит в несколько более изысканной обстановке, чем расположенная напротив суда закусочная Prêt a Manger (где Абрамовича видели уже не раз) или же судебные комнаты отдыха, в которых участникам процесса раздают бутерброды.

Но отказаться от объяснений в суде Абрамович не может, и понять причины этого совсем нетрудно, если вспомнить о сумме выдвинутых Березовским претензий – около 6 млрд долларов.

В Британии суд принято уважать, и поэтому большой "мерседес" Абрамовича с характерным номером, в буквенном коде которого угадывается название клуба "Челси", каждое утро подъезжает к зданию на Феттер-лейн и встречает бизнесмена вечером.

Напротив суда обычно припаркован "майбах" Березовского, но спора за место у водителей и многочисленной охраны не возникает.

Недавно внимательные лондонские инспекторы оставили за "дворниками" двух шикарных авто штрафные квитанции за парковку в неположенном месте.

Размер штрафа за подобное нарушение составляет по меньшей мере 65 фунтов стерлингов (чуть больше 100 долларов). Но вряд ли это происшествие серьезно скажется на благосостоянии двух бизнесменов.

Суд обойдется кому-то их них несравненно дороже.

Оба предпринимателя платят своим многочисленным адвокатам, а и Рабиновиц, и представитель Абрамовича Джонатан Сампшн – признанные и известные специалисты в своей области, запрашивающие внушительные гонорары.

Кроме того, проигравшей стороне придется оплатить судебные издержки, размер которых на процессе, продолжающемся не один месяц, тоже будет внушительным. Наконец, нельзя забывать и про конечную сумму иска.

Для присутствующей в зале прессы, впрочем, все происходящее – совершенно бесплатно, хотя некоторые, наверное, даже не отказались бы заплатить за возможность посмотреть на драму, разворачивающуюся сейчас в центре Лондона.

Разумеется, каждая из выступающих в суде сторон хочет представить свою позицию в выгодном свете и, возможно, не раскрывает всей правды. Однако и Абрамович, и Березовский, живущие в Британии и имеющие здесь большие интересы, выступают под присягой в лондонском суде, а значит - обязаны говорить правду.

Какие выводы из всего этого сделает судья Высокого лондонского суда Элизабет Глостер, пока судить трудно. Но на ее глазах уже почти состоялся один из самых захватывающих спектаклей в современной российской истории.

А слово "крыша" теперь получило шанс навсегда войти в лексикон британских юристов.

Источник

По теме:

Никакого государства и никакого бизнеса в России никогда не было и быть не могло