Общественно-политический журнал

 

Было ли известно немецким предпринимателям и банкирам о Холокосте?

Промышленник Фридрих Флик между двумя американскими охранниками. Нюрнберг, Дворец правосудия, 15 января 1947 г.

Недавно впервые опубликован дневник немецкого юриста и политика Фридриха Кельнера, который он вел в 1938-1945 годах. Записанные там ежедневные наблюдения и размышления вызвали широкий общественный резонанс и привели к дебатам о том, насколько в действительности немцы были осведомлены о массовом убийстве еврейского населения.

Как пишет Die Zeit, с точки зрения истории как науки должно смениться по меньшей мере одно поколение, чтобы провести масштабный анализ этого феномена. Поскольку не только записи Кельнера доказывают: информация о фактах убийств, как правило, циркулирует в обществе бесконтрольно. Слишком много было жертв, преступников и "зрителей", огромен географический размах и жестокость преступлений против человечности, чтобы скрыть все это полностью.

Нацистское руководство, замечает автор публикации, историк Тобиас Бютов, пыталось сформировать целый клан союзников, куда зачастую входили представители различных элит рейха.

А поскольку экономика и политика (особенно после начала войны) все теснее переплетались друг с другом, бизнесмены и банкиры стали получать все более широкий привилегированный доступ к достоверной информации. Они узнавали об убийствах из корреспонденции, дружеских бесед или во время визитов в места, где творились преступления. По всей Европе они были неотъемлемой частью механизма оккупации - это касалось и узников концлагерей, и пригнанных на принудительные работы каторжан. Для компаний и концернов сотрудничество с режимом на фоне проводимой рейхом хищнической политики вооружения и экспансии означало известную стабильность бизнеса, а также солидную маржу. И лишь отдельные предприниматели, такие, как Оскар Шиндлер, Бертольд Байц, Эдуард Шульте и Отто Вайдт, решились на акции по спасению евреев, жизнь которых оказалась под угрозой.

После войны в предпринимательской и банкирской среде, как правило, факт осведомленности о преступлениях нацистов отрицался. Банкир из Франкфурта Херманн Йозеф Абс входил в число немногих, кто признал, что знал об ужасах, творящихся в Майданеке и Освенциме.

Множество документов свидетельствуют о том, что немецкие экономические боссы были информированы о Холокосте. Так, в 1941 году миллиардер Фридрих Флик и его ведущие сотрудники получили полный отчет не только о состоянии захваченной украинской промышленности, но и о разгуле насилия в отношении военнопленных и гражданского населения: там говорилось о систематическом порабощении и убийствах пленных, о массовых убийствах еврейского населения. В похожем контексте всплывают и такие громкие имена, как Siemens, Wintershall, Allianz.

В 1948 году в Нюрнберге перед судом предстал член правления IG Farben и Braunkohle Benzin AG Генрих Бютефиш, который принимал участие в решении вопросов о создании концлагерей и даже посещал два из них. Во многих концернах экономические интересы соседствовали с политическими убеждениями, созвучными с нацистскими.

Цитата:

Немецкий историк интерпретирует Холокост как наиболее тщательно спланированное массовое убийство с целью ограбления в истории современной цивилизации.

Нацисты покупали немецкого "маленького человека", перераспределяя в его пользу собственность уничтожаемых по всей Европе евреев и давая ему возможность обогащаться в ходе военных кампаний.

Доказательства этого тезиса представлены в книге "Народное государство Гитлера: грабеж, расовая война и национальный социализм" (Hitlers Volksstaat. Raub, Rassenkrieg und nationaler Sozialismus), вышедшей в издательстве Fischer. Автор книги - немецкий историк и журналист Гёц Али (Götz Aly).

"Услужливая" диктатура социального благоденствия

Как удалось нацистам за короткое время укрепить свои позиции и добиться поголовной поддержки населения? - задается вопросом историк. Его ответ противоречит существующим представлениям о нацизме как системе террора. Али пишет, что Гитлер и его приспешники были "классическими политиками-популистами", которые любой ценой стремились поддерживать у масс хорошее настроение. Поэтому льготы лились на немцев как из рога изобилия. "Народная общность" и "национальный социализм" - это не пропаганда, отмечает историк, лозунги отражают реалии того времени.

С началом войны социальное благоденствие, прáва на которое были лишены евреи и прочие "чуждые элементы", почувствовали довольно широкие круги населения. Наученные опытом крушения кайзеровской империи, нацисты распределяли бремя военных расходов по справедливости. Помогали семьям солдат, освободили рабочих от военного налога, вернули оплату сверхурочных - "из чистого популизма", отмечает Али. Повышенные пенсии и обязательное медицинское страхование улучшили положение малообеспеченных. Платить больше должны были богатые.

Режим государственного грабежа

Как ни странно, но до Али никто из историков не задавался вопросом: а где находится собственность убитых евреев Европы? Ответ автор книги нашел в 1938 году: государство стояло на грани банкротства в результате более чем щедрой социальной политики. Тогда-то финансовым экспертам нацизма и пришла в голову идея национализации еврейского имущества. Эту модель фашисты использовали по отношению к завоеванным государствам.

В архивах финансовых ведомств "третьего рейха", ранее мало изученных, историк нашел документы, доказывающие, что именно экспроприация имущества евреев и ограбление покоренных стран составляли главную доходную статью рейха. Участие в этой "общеевропейской операции по отмыванию денег", пишет историк, принимали и власти, а также банки ряда оккупированных стран.

Гитлера довольные грабители

Причиной Холокоста стал не беспрецедентно чудовищный антисемитизм, якобы присущий немцам, а прагматичный план нацистского режима сколотить капитал на собственности евреев и использовать его для подкупа населения. Фанатичная любовь к фюреру, заставившая Даниэля Гольдхагена назвать немцев "добровольными палачами", в книге Али почти не упоминается. Автор новой интерпретации Холокоста видит в немцах "довольных грабителей", которые без лишних раздумий пользовались тем, что им предлагал режим. Книга предлагает новый вариант тезиса о коллективной вине немцев в годы нацистской диктатуры. Как никак, "выгоду имели 95 процентов немцев", – неоднократно отмечает историк. Интерпретацией известных слов философа Макса Хоркхаймера о том, что молчащий о капитализме не должен рассуждать о фашизме, Гёц Али завершает свой труд: "Молчащий о выгодах миллионов простых немцев не должен рассуждать о национал-социализме и Холокосте".

Источник

По теме:

Немецкий концерн использовал волосы из Освенцима