Общественно-политический журнал

 

 

 

Джей Бахадур. ''Сомалийские пираты. Репортаж из подпольных укрытий''

Jay Bahadur. ''The Pirates of Somalia. Inside Their Hidden Home''
Джей Бахадур. ''Сомалийские пираты. Репортаж из подпольных укрытий''

Необычная книга, написание которой было подвигом, ибо она требовала от автора редкой дерзости и бесстрашия. Нашелся смельчак-журналист, который решился исследовать это неожиданное возрождение старинного вида преступности.  Осенью 2008 года Джей Бахадур, канадец, журналист, специалист по анализу биржевого рынка, бросил свою работу и на престарелом российском судне ''Антонов'' добрался до Пунтленда. Это – отделившийся от Сомали автономный  район, ставший  эпицентром пиратского бизнеса. Поминутно рискуя стать заложником, Бахадур умудрился снискать расположение пиратских главарей и с ними добрался до Йела, пустынного участка побережья - места  рождения нового пиратства.

Цитата: Пиратство набирало силу в начале 90-х, на фоне начавшейся в Сомали гражданской войны. Как и большинство людей, преступивших закон, пираты хотели (и хотят до сих пор) считаться борцами за справедливость. По их версии, все началось с отчаяния местных рыбаков, ставших жертвами грабительской коммерческой рыбной ловли вблизи побережья Сомали, где иностранные траулеры разрушали рифы металлическими сетями. Пионерами нового морского разбоя стала группа рыбаков под командой пирата Бойа. Его и сейчас можно навестить на ферме вблизи городка Гарроуэ – заштатной столицы Пунтленда

Как во всяком сомнительном, но доходном движении, первых пиратов (рыбаков-мстителей) вскоре сменили головорезы, руководимые волевыми и толковыми главарями вроде Мохаммеда Абди Гассана по прозвищу ''Болтун''. Сделав своей штаб-квартирой прибрежный городок Харардере, новый босс внес в дело модернизацию и размах. Он собрал начальный капитал – ''совершенно так, - пишет Бахадур, - как если бы начинал стартовую компанию на Уолл-Стрите''.  На эти деньги он обзавелся относительно большим судном, с которого можно было вести дерзкие налеты на большие суда в открытом море – за сотни километров от берега.

В своей книге Бахадур иногда позволяет себе залюбоваться дерзостью пиратских вылазок, но не поддается соблазну романтизировать их деятельность.

 

Цитата: Прежние разрозненные банды стали организациями с жесткой структурой и иерархией. Новое поколение пиратов превратилось из рыбаков-мстителей в циничных, холодных и безжалостных налётчиков, склонных к жестокости, легко применяющих пытки и вообще любое насилие. Их группы состоят из непосредственных участников вооруженной атаки, мотористов, переводчика и бухгалтера. Почти в каждой группе есть также поставщик ''ката'' - наркотического растения, которое тоннами прибывает в Сомали из Кении и Эфиопии и которое пираты жуют для дополнительного возбуждения. Как и в организациях мелких городских наркодельцов, пираты нижних слоёв иерархии получают долю грабежей, которой едва хватает, чтобы прожить от одного нападения до другого. Тем не менее, все соблюдают важнейший ритуал - после дележа добычи мобильные телефоны демонстративно выбрасываются за борт: в клановой системе Сомали нужна гарантия, чтобы ни один участник группы не открыл своим родичам место высадки и те не устроили бы ограбления тех членов группы, которые принадлежат к другим кланам

В 2006 году политический контроль на юге  Сомали захватила фундаменталистская организация ''Союз исламских судов'', которая объявила войну пиратам. Но своим решением власти лишь помогли пиратам тренироваться на катерах береговой охраны, в стычках с которыми они знакомились с новейшим оружием, навигационными системами и осваивали тактику нападений. Позднее, в 2009 году  новоизбранный президент Пунтленда начал аресты и суды над пиратами, но не осмелился нападать на их базы, чтобы не спровоцировать гражданскую войну.

Только в октябре 2008 года НАТО, Европейский Союз и Соединенные Штаты организовали объединенную военную флотилию по охране 600-километрового судоходного коридора вдоль Йеменской побережья Аденского Залива.

Цитата: Но неуклюжим эсминцам не угнаться за проворными  катерами, и охота на пиратов часто превращается в безнадежную игру в кошки-мышки. Недостаток в технике и огневой мощи компенсируется  мобильностью и легкой приспособляемостью пиратских банд.  Когда Западные страны начали патрулировать входы в ключевые бухты и гавани, пираты продолжали свои операции с малодоступных  участков побережья. С 2008 по 2010 год число пиратских атак почти удвоилось, причем благодаря военным патрулям число удачных нападений снизилось лишь немного.

Книга ''Сомалийские пираты'' кончается яркой сценой в местечке Йел - гнездилище пиратов, где чванные морские разбойники командуют запуганным населением. В гавани дрейфует похищенное немецкое судно с грузом риса. Для пленной команды неделя, заполненная то страхом, то скукой, заканчивается, как обычно в таких случаях – сброшенным на парашюте выкупом в 2 миллиона долларов.
 ''Очевидно, - пишет Бахадур, - что решить пиратскую проблему будет очень нелегко''. Особенно, если вспомнить, что 200 лет назад пиратство удалось искоренить только тогда, когда Франция колонизировала Алжир.