Общественно-политический журнал

 

Почему такой шум вокруг Баксанской ГЭС

Представляю вашему вниманию статью Павла Косолапова "ВОЛК ВСЕ РАВНО ПРИДЕТ" с небольшими сокращениями


Почему такой шум вокруг Баксанской ГЭС сразу и не поймешь. Это не первая и не последняя диверсия! До этого проводили много диверсий: на химзаводах, на секретных объектах, на военных складах. Подрывали газохранилища, нефтехранилища, различные газо- и нефтепроводы, поезда…

В большинстве случаев информационную волну удавалось загасить с самого начала. Правда не всякую информацию можно загнать в бутылку, как например, подрыв «Невского экспресса» или диверсию на СШ ГЭС. Кстати упоминание Саяно-Шушенской ГЭС неприятно не только кремлядям, но даже у противников путинизма оно вызывает раздражение. Рассуждение примерно такие:

Цитата: — Не было никакой диверсии! Боевики безосновательно это себе приписывают. — А что было? — Да все что угодно! Может туда, в машинный зал кусок астероида залетел. Может полтергейст хулиганил. Может еще чего….

Никакой вразумительной, удобоваримой тюльки у властей на этот счет нет. Но эта тема у них одна из самых болезненных и любое упоминание вызывает тихую истерику. Да, диверсия на Баксанской ГЭС была простой рутинной операцией. Но муджахиды покусились на гидроэнергетику российской педерации, т.е. на одно из больных, уязвимых мест. Этим можно объяснить такую буйную реакцию, которая намного превысила тротиловый эквивалент, затраченный на это дело. К слову сказать, российские власти даже не осознают насколько у них много уязвимых мест, кроме гидростанций. А может и осознают, просто отгоняют от себя невеселые мысли. Во всей этой шумихе, многие обратили внимание, что официальные лица то ли в спешке, то ли еще по какой причине, квалифицировали подрыв Баксанской ГЭС, как диверсию. Это тем более неожиданно, так как до сих пор, подбитый военный вертолет или расстрелянная бронеколонна, упорно назывались «терактами». Поэтому можно понять, почему всех заинтересовало слово «диверсия». Это ведь слово из военного словаря. Может кремлевская братва устала втискивать события на Кавказе в свой уголовный кодекс и решила называть вещи своими именами? Тем более, что партизанские диверсии уже идут во всех регионах российской педерации. Нет, ничуть не бывало! Никакой войны нет. Главарь СКП Бастрыкин, тот самый, которого ранило в голову при расследовании подрыва «Невского экспресса», по прежнему скрупулезно штампует статьи своего УК: «диверсия», «незаконный оборот оружия», «посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» и т.д. и т.п. Так, что просим не волноваться, в дурдоме все спокойно. Но дурдом есть дурдом и косяки идут на каждом шагу. Чувствуется, что после контузии у Бастрыкина притупилась осторожность, и он стал, мягко говоря, несколько прямолинейным. Не сразу догоняет ситуацию и может не подумавши констатировать то, что видит. Видимо и о «диверсии» брякнул перед журналистами, не подумав. А этим только дай повод поймать тебя на слове. В том же духе Бастрыкин признается, что, не смотря на «… активное расследование нападения на Баксанскую ГЭС, конкретных подозреваемых у следствия нет». Это у Бастрыкина нет. А у фе-есь-бе есть. И оно с энтузиазмом пытается уверить население, что у них все «под контролем»:

Цитата: «ФСБ установила организаторов и исполнителей взрывов на Баксанской ГЭС. В интересах следствия их имена пока не сообщаются. В пять утра бандиты, которых по данным информагентств было от трех до пяти человек, ворвались в здание Баксанской ГЭС, где расстреляли охранников и заминировали машинный зал».

Все это напоминает мне монолог одного хохмача: «Внимание! Внимание! Говорит армянское радио. Ереванское время четыре часа,… может быть полчетвертого…». Это же надо, как «четко информирована» чекистская контора — исполнителей и организаторов «от трех до пяти». У СКП и Бастрыкина количество нападавших, варьировало от 2-х до 12-ти. Но затем Бастрыкин остановился на том, что было 6 нападавших (видимо он 12 разделил на 2, чтобы угадать искомое число). Официальный фе-ес-бешный рупор Геннадий Гудков старается разъяснить ситуацию:

Цитата: «Мы не можем каждый объект превратить в осажденную крепость, мы не можем перевести страну на осадное положение — это абсолютно бессмысленно, укреплять охрану, тратить гигантские по всей стране деньги, наверное, это просто физически и экономически невозможно и нецелесообразно. Это было возможно во времена, допустим, когда Советский Союз воевал во Второй мировой войне…».

Далее Гудков вроде грузит слушателей логикой, призывает пораскинуть мозгами, но, похоже, рассуждает сам с собой:

Цитата: «Но это же невозможно сделать в мирной стране. Мы должны определиться — это война или не война. Если это война — это одна ситуация, если это проявление преступности — значит надо соответствующими методами пресекать».

Да, мужик, мысль твоя понятная даже дояркам. Помню, как хуторские девки, возвращаясь с вечерней дойки, пели: «С неба звездочка упала прямо милому в штаны. Ничего, что все сгорело, лишь бы не было войны». Гудков войны не хочет. Никто не хочет. Даже путин со своей фе-ес-бешной братвой не хотят войны. Они хотят нормально, без головных болей тратить в свое удовольствие газпромовский навар. «Идейную борьбу мы проиграли», — констатирует общеизвестное положение Гудков. Если бы он на этой фразе остановился, можно было его принять за банально мыслящего мужика. Но он на свою беду решил пофилософствовать:

Цитата: «Терроризм — это не только преступления, это не только взрывы, ужас и так далее, это еще пусть чудовищная, но идеология».

Что тут скажешь? Беспросветный дундук. Отгугливая нашу тему в паутине, каждый раз убеждался, что она вызвала большой резонанс. Вот один из показательных моментов, выражающий обеспокоенность представителей непыльного труда. Некая Галина Аккерман задает вопросы какому-то Шведову. Ответы этого Шведова интереса не представляют, так как это обыкновенная рафинированная пурга. Но вот вопросник фрау Аккерман заслуживает внимание. В нем звучит общая тревога и желание уточнить прогноз событий. Вот перечень её вопросов:

  • Какова ваша реакция на взрыв на Баксанской ГЭС в Кабардино-Балкарии? Это какой-то неожиданный виток в развитии терроризма на Кавказе?
  • Вы говорите о Саяно-Шушенской ГЭС, но разве подтвердилось, что это был теракт? 
  • Но для Вас это означает какой-то новый виток? То есть теперь можно ожидать, что теперь крупные промышленные объекты или даже АЭС могут стать объектами таких терактов
  • Какие ваши общие впечатления? Этот «Имарат Кавказ» действительно такая всеобъемлющая сеть типа местной Аль-Каиды или это разрозненные действия?

Одним из показателей того, что диверсия на Баксанской ГЭС ударила по печенкам российской педерации, является реакция на высшем кремлядском уровне. Так Медведев сразу зашел в эфир и пригрозил всем холопам:

Цитата: «…в случае повторения происшествий, подобных нападению на Баксанскую ГЭС, руководители правоохранительных органов и энергокомпаний будут уволены».

В отличие от «грозного» Медведева, премьер-министр Путин предстал заботливым паханом и постарался всех успокоить. Мы, мол, и так планировали ставить станцию на капитальный ремонт и срочно этим займемся. Дальше еще веселей, оказывается «принято решение увеличить мощность ГЭС с 25 до 35 МГвт». Вот-а-ана как! Что-то мне это напоминает…. Обычно после такой официальной части русские мужики продолжают собрание в курилке, и делают свои оргвыводы, типа: «Не было бы счастья, да несчастье помогло» или «Нас гребут, а мы крепчаем». Выступления кремлевских главарей не так интересны. Их высказывания ограничены, так как плавают наверху. Надо еще знать, что думают о предмете разного рода журналисты, журналюги, аналитики. Хотя этот сорт людей состоит из той же консистенции, из которой состоят их главари, но плавают они в средних слоях, и формируют, так называемое общественное мнение (у кафиров это собирательная брехня, которая всех устраивает). Прежде чем сказать о журналистской свистобратии, надо напомнить об особенностях внутрицеховых отношений вообще. Обычно во многих отраслях деятельности противостоят друг другу две категории. К примеру, в КГБ, как рассказывают, была категория «папенькиных сынков», которые переносили бумаги из кабинета в кабинет, и вся их разведывательная деятельность заключалась в собирании сплетен на званных вечерах в посольствах. Другие же, выходцы из пролетариата, выполняли опасные для здоровья задания, находились в гуще шпионских игр и ходили на грани. При провале, первых просто выдворяли из страны, для вторых провал означал смерть или длительное заключение в тюрьму. У артистов свой бзик. Звание «артист театра» вроде дает право ходить с высоко задранным носом, хотя зарплата может быть с гулькин нос. У журналистов тоже есть своя цеховая шкала оценки. Те журналисты, которые копают информацию из гущи событий с риском для здоровья, особенно те, что едут в горячие точки это одна категория. Есть и другие, которые косят под аналитиков, плетут фуфлыжные кружева из сплетен и слухов. Они не представляют опасности для власти, их приглашают на все теле-радио посиделки. Большие любители консперо(фуфло)логии. Конечно, первая категория не любит, когда их путают со второй. Некоторых оскорбляет даже само сравнение. К первой категории можно отнести Политковскую. Хотя эта была еще та лиса, но за информацией лезла в самую горячую зону. Соответственно, попадала в переделки, были случаи, что её прессовали в воинских частях патриотически возбужденные офицеры. Как-то не дали ей доехать до Беслана. Тогда фе-есь-бешники технично вышибли ее из игры, подсыпав в чай слабительное и привязав к унитазу. И, в конце концов, застрелили. Но в этой жизни ничего не стоит на месте. Бывает, что люди деградируют, как морально, так и профессионально. И тому причиной не всегда водка или контузия. По нашей теме, к примеру, выступил небезызвестный журналист Бабицкий, которого относят к той самой первой категории «настоящих». На диверсию в Баксане он разразился поучительно-презрительной статьей под названием «Не доросли еще ГЭС взрывать». То ли статья была заказная и он очень спешил, то ли ему нездоровилось и мысли путались, но по любому парень выдал на гора редкостную туфту. Рассуждения, где-то на уровне Латыниной. Прежде всего, бросается в глаза, что автор из кожи лезет, чтобы успокоить демократическую общественность и призывает путинскую власть не паниковать. Мол, не огорчайтесь ребята, не все так хреново, как видится. Спешит заверить, что Баксанская ГЭС это невеликая потеря, так как её давно «охарактеризовали как груду ржавого железного хлама». Да никто и не спорит. Всем известно, что в российской педерации все давно и основательно проржавело, начиная от «Булавы» и субмарин, и кончая московской канализацией. Не заржавела только яхта Абрамовича. Но её трудно подорвать, потому что охраняется лучше Баксанской ГЭС и к тому же, она не представляет для нас, муджахидов Кавказа, никакого стратегического интереса. С самого начала Бабицкий старается принизить результат диверсии муджахидов: «Убийство двух сотрудников вневедомственной охраны и захват гражданских служащих, которые подсказали, что взрывать, сложно назвать актом воинской доблести и проявлением военного гения», — пишет он. И чтобы показать малозначимость данной операции, сравнивает это с захватом Грозного в 1996 г. и Назрани в 2004 году. Никак не возьму в толк, что хочет сказать «объективный журналист». Никто не собирался в Баксанском ущелье устраивать Грозный 1996 года, или Аустерлиц 1805 года. Была запланирована и четко реализована простая, рутинная диверсионная операция. И все. Что здесь неясного? Хотя, в общем-то, ясно одно, в стане врага наблюдается серьезное беспокойство. В том числе беспокоится и Бабицкий. Как и любой кафир он, мягко говоря, не любит Ислам и муджахидов. Но старается не выдавать себя, осторожен с терминами, называет нас «Северокавказским подпольем». Позволить себе фе-есь-бешную ругань «бандподполье» он не может, во-первых, потому что имидж объективного журналиста не позволяет, во-вторых фе-есь-бе он явно недолюбливает. Из всей этой сумбурной статьи, невозможно выудить какую-нибудь, хотя бы худосочную, идею. Но разными словами проталкивает одно и то же утверждение, которые смахивают на заклинания человека, чем-то явно озабоченного.

  • Оно (подполье) попыталось приписать себе организацию аварии на Саяно-Шушенской ГЭС
  • У него (подполья) нет серьезных ресурсов и его (подполья) возможности весьма ограничены
  • Слабость позиции подполья
  • Ни в коем случае не стоит преувеличивать угрозу (со стороны подполья).

Последняя сентенция — что-то совершенно новое в военной стратегии. До сих пор считалось неумным пренебрегать противником и принижать угрозу. В общем, вся статья от начала до конца похожа на лоскутное одеяло, через рвань которой проступает вся эта несуразица. Все бы ничего, но наш «друг» в самом конце допустил-таки серьезный косяк.

Цитата: «Можно говорить пока об одной относительно удачной операции, но развить успех террористам будет крайне непросто».

Такое количество строк я потратил на Бабицкого вовсе не для назидания молодежи. Сегодняшние молодые муджахиды вообще не тратят время на пустые политические статьи, написанные кафирами, и вряд ли знают разницу между Бабицким и Бабаяном. Я больше писал это для ветеранов Джихада, у которых нет-нет, но сохраняются ошибочные представления первой войны. И одно из них мнение, что даже среди кафиров встречаются «правильные» журналисты. Возможно. Не отрицаю. Но это не в нашем случае. Бабицкий чем-то напоминает того подпаска, который давал ложную тревогу о волке. Только этот дает ложную надежду, что волк не придет. И неважно от чего притупится внимание пастухов, от ложной тревоги, или от ложной надежды. Важно то, что, в конце концов, ВОЛК ВСЕ РАВНО ПРИДЕТ. Павел Косолапов Milleti-Ibrahim.com