Общественно-политический журнал

 

Экономическая политика российских властей всё больше похожа на советскую

Все больше политика российских властей в экономике похожа на ту, которая была в советское время. При этом обострение бюджетной ситуации - ключевая проблема экономической политики, отмечено в ежегодном обзоре российской экономики Института Гайдара.

Цитата:

Мы просто бежим по колее СССР к своему "1991 году" уже давно - с 2000-2001 г. Потому что мы не сделали главного - не создали условий для развития конкуренции - ни в политике, ни в экономике. А от отсутствия конкуренция СССР и погиб.

После дефолта 1998 года правительство добивалось балансирования бюджета во многом за счет роста цен на нефть, силы, которые настаивали на росте бюджетных расходов, не имели политического влияния.

Теперь ситуация изменилась: элита поняла, что она может получить доступ к гораздо большим средствам, чем дают производительность труда и благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. В результате возник парадокс - дефицит бюджета при среднегодовой цене на нефть почти 80 долларов за баррель и выше, хотя еще несколько лет назад 30 долларов позволяли сводить федеральный бюджет с профицитом.

Цитата:

чиновники хотят повысить расходы отнюдь не на образование и здравоохранение, а еще больше увеличить свою нынешнюю коррупционную ренту. Ведь аппетит, как известно, приходит во время еды...Причем, в данном случае, не просто "приходит", а многократно усиливается, перерастая у чиновников в маниакальное стремление спиз...ить все и вся.

Формально все в порядке: уровень госдолга остается низким, страна имеет широкие возможности для заимствований - и в рублях, и в валюте, дефицит не очень велик по сравнению с развитыми странами - 3,5-4% ВВП. Но если исключить рентную составляющую, бюджетный дефицит оказывается 13% ВВП. Это значит, что страна оказалась в исключительной зависимости от колебаний мировых цен на энергоресурсы.

 Ситуация сопоставима с началом 1980-х годов. Тогда советская система казалась исключительно устойчивой, экономика медленно, но росла (по 2-3% в год), госдолг был невысоким. Доходы от продажи энергоресурсов тратились на текущие потребности бюджета. В основном они шли на военные расходы, закупку продовольствия и товаров народного потребления, а также импорта оборудования для развития нефтегазового сектора.

 Эта модель казалась устойчивой надолго, если не навсегда - советское руководство, основываясь на доступном ему историческом опыте, было уверено, что цены на нефть могут только расти. А когда они упали в 6 раз, пяти лет хватило для финансовой катастрофы. Эти риски вполне реальны и в наше время.

 Второй системный риск - инфляция. Она в России одна из самых высоких среди стран "двадцатки". Инфляция в России отличается от развитых стран. Там она является показателем оживления производства, у нас же приводит к повышению процентных ставок до двузначного уровня, а это ограничитель экономического роста.

Третий риск - отток капитала, даже несмотря на то что российский фондовый рынок был одним из самых быстрорастущих в мире. В обзоре названы причины: неопределенность с развитием экономического кризиса плюс предстоящие выборы.

 Часть расходуемых бюджетами всех уровней средств остается у чиновников, которые предпочитают помещать накопленное в безопасные места. Коррупция из микроэкономического феномена становится макроэкономическим.

 Из-за роста импорта сокращается сальдо счета текущих операций. Это реакция на рост социальных расходов бюджета, которые тратят на зарубежные товары.

Неумеренная бюджетная экспансия может стать фактором устойчивого роста спроса на импорт. А это значит, что появится двойной дефицит - бюджета и счета текущих операций платежного баланса, говорится в обзоре.

Обеспечение социальной стабильности приводит к росту налогов. Тенденция на увеличение фискальных мер началась в 2010 году - повышены социальные отчисления и налогообложение нефтегазовой отрасли.

 Если правительство продолжит наращивать бюджетные расходы, то страна опять попадет в капкан Советского Союза.

Цитата:

Станислав Лем. Профессор А.Донда

Быструю индустриализацию здесь, как это случается в Африке, сопровождала неразлучная с ней коррупция. Но к тому времени, когда мы прибыли в страну,механизм уже забуксовал. То есть взятки по-прежнему брали все, но никаких услуг взамен не полагалось. Правда, не давшего взятку могли избить. Отчего промышленность, торговля и администрация все еще действовали - этого мы поначалу не могли понять.

http://www.newsru.com/finance/03jun2011/gaydar.html

http://www.vedomosti.ru/newspaper/opinions/2011/06/03/261476_1